АНО "Родительский Дом"
О проекте  | Cпециалисты  | Контакты  Запись на курсы:  онлайн-форма  |  +7 (495) 772–69–26
Центр перинатальной психологии Марины Ланцбург
Образовательные программы по перинатальной психологии Образовательные программы по раннему возрасту Специальные программы

Перинатальная психология для специалистов

     |   |   |   |   |   
     

Подписаться на новости по перинатальной психологии

Школа для Пап и Мам
Школа для Пап и Мам
Планирование беременности. Курсы подготовки к родам. Психологические консультации.

ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ПРИЧИНЫ ОТКЛОНЕНИЙ СЕМЕЙНОГО ВОСПИТАНИЯ РЕБЕНКА

Брутман В.И., А.Я. Варга, И.Ю. Хамитова

Психологические причины отклонений семейного воспитания ребенка, связанные с особенностями перинатального периода

Нередко, применяя клинико-биографический метод и опросник АСВ, можно убедиться, что причины отклонений семейного воспитания ребенка уходят корнями в прошлое. При использовании психодинамического подхода к обследованию и лечению ребенка с нервно-психическими расстройствами это представляет особый интерес.

Во многом отношение к ребенку, его роль в семье связаны с тем, желанная ли, запланированная ли была беременность, что значило для отца и матери его рождение, на какой стадии жизненного цикла семьи он появился на свет. Выявить в процессе беседы с родителями особенности их отношений друг к другу и к будущему ребенку во время беременности бывает довольно сложно. Целенаправленное выяснение в какой стадии жизненного цикла семьи родился ребенок, а также применение теста, позволяющего определить тип психологического компонента гестационной доминанты, помогает прояснить многие вопросы.

Стадии жизненного цикла семьи и семейное воспитание

Рождение ребенка в критической ситуации, а, зачастую, попытка разрешить ее с помощью беременности и родов, отрицательно влияет на успешность установления раннего диалога в системе мать-дитя, способствует формированию отклонений семейного воспитания.

Существует много вариантов деления жизненного цикла семьи на стадии, этапы, периоды. Часто, для определения стадии, в качестве основных признаков используют факт наличия или отсутствия в семье детей, а также их возраст (Е. Duvall, 1957, Э.К. Васильева, 1975 и др.). Целесообразнее выделять стадии жизненного цикла семьи, исходя из отношений между супругами, того, каким образом они пытаются разрешить возникающие конфликты. Руководствуясь этим, можно выделить 6 стадий супружества:

  1. Стадия добрачных отношений;
  2. Стадия конфронтации;
  3. Стадия компромиссов;
  4. Стадия зрелого супружеского холона;
  5. Стадия экспериментирования с независимостью (часто совпадающая с периодом личностного кризиса середины жизни одного или обоих супругов);
  6. Стадия «ренессанса» супружеских отношений Закономерность чередования стадий прослеживается в большинстве семей, однако, сроки смены одной стадии другой весьма вариабельны. Это связано как с личностными особенностями членов семьи, так и с влиянием факторов внешней среды.

1-я стадия продолжается в среднем около 9–12 месяцев. Она характеризуется состоянием эйфории, доминирующими, а иногда и сверхценными идеями любовного содержания, усилением полового влечения. Все представляется влюбленным в розовом свете, недостатки партнера игнорируются. К концу этой стадии отношение друг к другу становится более критичным, замечаются недостатки, на которые ранее не обращали внимания. При этом нередко отношения прерываются. Однако если за это время люди стали по-настоящему близки и дороги друг другу, принимается решение вступить в брак, цель которого — укрепление отношении. Незапланированная, случайная беременность может служить своеобразным катализатором развития отношений. Довольно часто заключение брака и образование новой семьи напрямую связано с беременностью и ожиданием родов. Сам по себе ребенок при этом нередко не представляет для молодой женщины особой ценности, а лишь является средством решения личных проблем. В этом случае наблюдаются трудности формирования раннего диалога матери и младенца. Они значительно усугубляются, если ребенок не оправдывает возложенных на него надежд. Воспитание такого младенца, как правило, осуществляется по типу гипопротекции, характеризуется бессознательным, или осознаваемым непринятием малыша матерью. Отмечается неразвитость родительских чувств, воспитательная неуверенность.

2-я стадия. Молодожены начинают жить вместе. Каждый и них имеет определенные привычки, взгляды на обязанности и стереотипы взаимоотношений мужа и жены. Строя семью, каждый опирается на свой опыт, полученный в семьях родителей. Зачастую эти представления противоречивы, что приводит к конфликтам. Только начав совместную жизнь, молодожены с удивлением отмечают, что избранник (избранница) сильно отличается от того образа, который они себе создали. То, в какой степени отличаются ожидания от реальности, определяет уровень конфликтности отношений. Родители молодоженов с обеих сторон нередко нарушают границы незрелого супружеского холона (супружеской подсистемы), убеждая своих детей в том, что только их семьи достойны подражания. Конфронтация нарастает. Беременность и рождение ребенка в этой ситуации, как правило, не укрепляют, а расшатывают семью. Надежды на то, что рождение ребенка поможет улучшить отношения, обычно не сбываются. Как справедливо отмечает С. Whitaker (1989), «при беременности мать ослабляет связь с отцом и все больше и больше занимается значимым другим, растущим в ее утробе», а «непривязанный» отец находит себе иную привязанность — деньги, секретаршу, новую машину или собственную мать. Когда ребенок рождается, мать привязывается к нему еще сильнее. Отец в еще большей степени вынужден прилепиться к чему-то на стороне, пока ребенку не исполнится года полтора. И тогда мать поворачивается к отцу, а его нет рядом. У нее развивается чувство одиночества» /10/.

В подобной ситуации ранний диалог матери с младенцем характеризуется достаточной глубиной и взаимопониманием, однако, неразрешенные конфликты с мужем, его компенсаторное поведение, делает женщину тревожной, эмоционально неустойчивой, что сказывается и на отношениях в диаде мать-младенец. Часто это выражается в необоснованных невротических опасениях за состояние здоровья ребенка, может появиться фобия его утраты. При этом возможно формирование как неустойчивого типа воспитания, так и потворствующей гиперпротекции. Бели ребенок очень похож на отца, с которым мать находится в состоянии конфликта, вероятно развитие эмоционального отвержения.

3-я стадия знаменуется окончанием противостояния. Иногда это происходит постепенно, иногда — стремительно. Во втором случае после очередного серьезного конфликта, приведшего обоих супругов к пропасти окончательного разрыва, они внезапно осознают невозможность существования друг без друга. Страх потерять супруга заставляет идти на уступки, принимать его таким, какой он есть на самом деле со всеми недостатками и достоинствами. Чтобы улучшить отношения, партнеры уже не столько пытаются изменить другого, сколько меняют себя. Совместными усилиями определяются и принимаются семейные роли, права, обязанности каждого из супругов. В этот период они начинают больше понимать, уважать друг друга. Отношения постепенно становятся все более и более конструктивными. Вызывающие столько трений сознательные или неосознанные безуспешные попытки создать копию родительской семьи наконец-то оставлены.

Начинается строительство по-настоящему новой семьи, имеющей свои вкусы, ритуалы, обычаи, традиции. Начинается взросление семьи, укрепление ее внешних границ от внешних посягательств. Совместное творчество увлекает, сплачивает еще больше. И вершиной этого творчества может стать совместное желание иметь ребенка, а также деятельность, направленная на достижение этой цели. Новорожденный в такой семье желанен, любим. Для родителей он представляет самостоятельную ценность, а не средство манипуляции, позволяющее решать какие-то личные проблемы. Стабильность отношений родителей, пронизанных взаимопониманием, любовью и благодарностью друг к другу, — главный гарант безопасности младенца. В этой стадии условия формирования раннего диалога младенца и матери наиболее благоприятны. Именно при рождении ребенка в этой стадии правомерно говорить скорее не о диаде, а о триаде: мать-младенец-отец. Это связано с тем, что в данном случае отец не чувствует себя лишним и обычно также как и мать устанавливает ранний диалог с ребенком. Условия благоприятны для формирования гармоничного семейного воспитания.

4-я стадия характеризуется стабильностью и всеми особенностями, характерными для заключительного этапа предыдущей стадии. Неудивительно, что через некоторое время после рождения в предыдущем периоде малыша, приносящего столько радости, у супругов возникает желание иметь еще одного ребенка. В периоде зрелой семьи рождение детей происходит в благоприятной ситуации для формирования раннего диалога младенца с родителями, гармоничного воспитания.

5-я стадия, как уже указывалось, часто совпадает с периодом личностного кризиса середины жизни одного или обоих супругов. К этому времени дети подросли, отношения между супругами стали привычными, рутинными, потеряли остроту. Бессознательный страх того, что оставшаяся половина жизни будет сплошь состоять из выполнения семейных и служебных обязанностей, которые порядком надоели, заставляет предпринимать попытки каких-то изменений.

Человек нередко пытается выйти за рамки своего жизненного сценария, поменяв работу, семью место и даже страну проживания. Если до этого семейная жизнь протекала гладко, и супруг достаточно внимателен к своей «половине», то он своевременно понимает, что с любимым человеком происходит неладное, помогает ему справиться с кризисом. В противном случае возникает реальная угроза разрыва. Попытка предотвратить его с помощью беременности и родов, которые иногда предпринимаются одним из супругов (чаще женщиной) или (реже) с обоюдного согласия, к успеху почти никогда не приводят. Ранний диалог с родившимися в результате детьми имеет недостатки, во многом напоминающие отмеченные у рожденных в стадии добрачных отношений, аналогичные отклонения семейного воспитания.

6 стадия заключительная стадия развития семейных отношений, на которой может родиться ребенок. Если семья сумела пережить кризис, иногда отношения между супругами становятся еще более близкими и доверительными, чем до него. Именно в этой ситуации может возникнуть желание родить еще одного ребенка. Так появляются на свет дети, имеющие сибсов, которые старше их на 5 — 10 лет. Новорожденные любимы, их появление на свет радует всех, включая сестер и братьев. Семейная ситуация благоприятствует формированию раннего диалога, семейное воспитание таких детей чаще всего происходит адекватно, реже — по типу потворствующей или доминирующей гиперпротекции.

Таким образом, формирование типа семейного воспитания во многом зависит от стадии развития семейных отношений, во время которой ребенок был зачат, протекала беременность, произошло родоразрешение: в 1,2, 5 стадиях чаще возникают отклонения в семейном воспитании, а в 3 и б стадиях условия благоприятствуют формированию гармоничного стиля воспитания.

Определение типа психологического компонента гестационной доминанты (ПКГД)

Психологический компонент гестационной доминанты (ПКГД) представляет собой совокупность механизмов психической саморегуляции, включающихся у женщины при возникновении беременности, направленных на сохранение гестации и создание условий для развития будущего ребенка, формирующих отношение женщины к своей беременности, ее поведенческие стереотипы.

В результате изучения анамнестических сведений, наблюдений за беременными женщинами и бесед с ними, было выделено S типов ПКГД: оптимальный, гипогестогнозический, эйфорический, тревожный и депрессивный (Добряков И.В., 1996,1997,1998,2000);

Оптимальный тип ПКГД отмечается у женщин, ответственно, но без излишней тревоги относящихся к своей беременности. В этих случаях, как правило, супружеский холон зрелый, отношения в семье гармоничны, беременность желанна обоими супругами. Женщина, удостоверившись, что беременна, продолжает вести активный образ жизни, но своевременно встает на учет в женскую консультацию, выполняет рекомендации врачей, следит за своим здоровьем, с удовольствием и успешно занимается на курсах дородовой подготовки. Оптимальный тип способствует формированию гармонического типа семейного воспитания ребенка.

Гипогестогнозический тип ПКГД нередко встречается у женщин, не закончивших учебу, увлеченных работой. Среди них встречаются как юные студентки, так и женщины, которым скоро исполнится или уже исполнилось 30 лет. Первые не желают брать академический отпуск, продолжают сдавать экзамены, посещать дискотеки, заниматься спортом, ходить в походы. Беременность у них часто незапланированная и застает врасплох. Женщины второй подгруппы, как правило, уже имеют профессию, увлечены работой, нередко занимают руководящие посты. Они планируют беременность, так как справедливо опасаются, что с возрастом риск возникновения осложнений повышается. С другой стороны эти женщины не склонны менять жизненный стереотип, у них не хватает времени встать на учет, посещать врачей, выполнять их назначения. Женщины с гипогестогнозическим типом ПКГД нередко скептически относятся к курсам дородовой подготовки, манкируют занятиями. После родов среди этой группы женщин часто отмечается гипогалактия. Уход за детьми, как правило, передоверяется другим лицам (бабушкам, няням), так как сами матери очень заняты. При гипогестогнозическом типе ПКГД чаще всего встречаются такие типы семейного воспитания, как гипопротекция, эмоциональное отвержение, неразвитость родительских чувств.

Эйфорический тип ПКГД отмечается у женщин с истерическими чертами личности, а также у длительно лечившихся от бесплодия. Нередко беременность становится средством манипулирования, способом изменения отношений с мужем, достижения меркантильных целей. При этом декларируется чрезмерная любовь к будущему ребенку, возникающие недомогания агравируются, трудности преувеличиваются. Женщины претенциозны, требуют от окружающих повышенного внимания, выполнения любых прихотей. Врачи, курсы дородовой подготовки посещаются, но далеко не ко всем советам пациентки прислушиваются и не все рекомендации выполняют или делают это формально. Эйфорическому типу ПКГД соответствует расширение сферы родительских чувств к ребенку, потворствующая гиперпротекция, предпочтение детских качеств. Нередко отмечается вынесение конфликта между супругами в сферу воспитания.

Тревожные тип ПКГД характеризуется высоким уровнем тревоги у беременных, что влияет на ее соматическое состояние. Тревога может быть вполне оправданной и понятной (наличие острых или хронических заболеваний, дисгармоничные отношения в семье, неудовлетворительные материально-бытовые условия и т.п.). В некоторых случаях беременная женщина либо переоценивает имеющиеся проблемы, либо не может объяснить, с чем связана тревога, которую она постоянно испытывает. Нередко тревога сопровождается ипохондричностью. Повышенную тревожность нетрудно выявить как врачу женской консультации, так и ведущим курсы дородовой подготовки, однако, к сожалению, беременные женщины с этим типом ПКГД далеко не всегда получают адекватную оценку и помощь. Нередко именно неправильные действия медицинских работников способствуют повышению тревоги у женщин, что приводит к ятрогениям Большинство из них нуждаются в помощи психотерапевта. При этом типе ПКГД чаще всего в семейном воспитании формируется доминирующая гиперпротекция, нередко отмечается повышенная моральная ответственность. Выражена воспитательная неуверенность матери. Нередко и вынесение конфликта между супругами в сферу воспитания, обусловливающее противоречивый тип воспитания.

Депрессивный тип ПКГД проявляется, прежде всего, резко сниженным фоном настроения у беременных. Женщина, мечтавшая о ребенке, может начать утверждать, что теперь не хочет его, не верит в свою способность выносить и родить здоровое дитя, боится умереть в родах. Часто возникают дисморфоманические идеи. Женщины считают, что беременность «изуродовала их», боятся быть покинутыми мужем, часто плачут. В некоторых семьях подобное поведение будущей матери может действительно ухудшить ее отношения с родственниками, объясняющих все капризами, не понимающими, что женщина нездорова. Это еще больше усугубляет состояние. В тяжелых случаях появляются сверхценные, а иногда и бредовые ипохондрические идеи, идеи самоуничижения, обнаруживаются суицидальные тенденции. Гинекологу, акушеру, психологу, всем, кто общается с беременной, очень важно своевременно выявить подобную симптоматику и направить женщину на консультацию к психотерапевту или психиатру, который сможет определить невротический или психотический характер депрессии и провести соответствующий курс лечения. К сожалению, у беременных встречаются и ятрогенные депрессии. Отклонения в процессе семейного воспитания при этом типе ПКГД аналогичны развивающимся при тревожном типе, но более брутальны. Встречаются также эмоциональное отвержение, жестокое обращение. При этом мать испытывает чувство вины, усугубляющей ее состояние.

Определение типа ПКГД может существенно помочь разобраться в ситуации, при которой вынашивался и родился ребенок, понять, как складывались отношения в семье в связи с его рождением, каким образом формировался стиль семейного воспитания. С этой целью нами был разработан специальный тест (см. приложение 4), с 1997 года проходивший апробацию в Санкт-Петербурге и других городах России. Основной теоретической базой для создания теста послужила теория психологии отношений В.Н. Мясищева (I960), позволяющей рассматривать беременность через призму единства организма и личности. Поскольку личность по В.Н. Мясищеву есть динамическая система отношений, тест содержит три блока утверждений, отражающих: А. Отношение женщины к себе как к беременной; Б. Отношения женщины в формирующейся системе «мать-дитя»; В. Отношения беременной женщины к отношениям к ней окружающих.

В каждом блоке есть 3 раздела, в которых шкалируются различные понятия. Они представлены пятью утверждениями, отражающими 5 различных типов ПКГД. Испытуемой предлагается выбрать один из них, наиболее соответствующий ее состоянию.

Блок А (отношение женщины к себе беременной) представлен следующими разделами:

  1. Отношение к беременности;
  2. Отношение к образу жизни во время беременности;
  3. Отношение во время беременности к предстоящим родам.

Блок Б (отношения женщины в формирующейся в течение 9 месяцев беременности системе «мать-дитя») представлен следующими разделами:

  1. Отношение к себе, как к матери;
  2. Отношение к своему ребенку;
  3. Отношение к вскармливанию ребенка грудью.

Блок В (отношения беременной женщины к отношениям к ней окружающих) представлен следующими разделами:

  1. Отношение ко мне беременной мужа;
  2. Отношение ко мне беременной родственников и близких;
  3. Отношение ко мне беременной посторонних людей

При обследовании женщина получает стандартный бланк (см. приложение 5) и инструкцию вспомнить свои переживания во время беременности данным ребенком и выбрать из пяти утверждений, представленных в блоках, одно, наиболее полно отражающее ее состояние. После выполнения задания женщине предлагается перенести результаты в следующую таблицу, отметив соответствующую утверждению цифру в таблице 2.

В нижней строке таблице «всего» подсчитывается количество отмеченных цифр (баллов) в каждом столбце. Столбец «О» — отражает утверждения, характеризующие оптимальный тип ПКГД, «Г» соответственно — гипогнозический, «Э» — эйфорический, «Т» — тревожный, «Д» — депрессивный.

Например, если результат тестирования 111К1Т — 0 баллов; ЭПГКТ — 1 балл; ТОГПКТ — 2 балла; дика 1 — 0 баллов, то в таблице это будет представлено следующим образом (см. таблицу 3):

Такой тип ПКГТ определяется как оптимальный.

Для наглядности результаты обследования беременной женщины могут быть представлены в виде диаграммы, отражающей профиль ПКГД (см. рисунок 1).

Если в результате тестирования набрано 7–9 баллов, соответствующих одному их типов ПКГД, он может считаться определяющим. Если преобладания баллов нет ни по какому типу ПКГД, нетрудно определить, какие подсистемы ПКГД у женщины нуждаются в коррекции. Для наглядности можно построить профиль ПКГД в виде диаграммы. По вертикали отмечаются набранные баллы, а по горизонтали — типы ПКГТ (см. рис. 1).

Тест позволяет не только определить тип ПКГД по преобладанию выбранных утверждений, но и выявить те отношения, которые могли повлиять на формирование стиля семейного воспитания. Обратившись к утверждениям, выбранным женщиной в представленном примере (табл. 3 и рис. 1), нетрудно установить, что эйфорическое отношение у женщины отмечалось к своей беременности, а повышенная тревога была связана с предстоящими обязанностями матери.

На основе результатов исследования типа психологического компонента гестационной доминанты матерей можно отнести к одной из трех групп:

  • 1-я группа включает в себя практически женщин, находящихся во время беременности в состоянии психологического комфорта, имеющих оптимальный тип ПКГД. Формирование стиля семейного воспитания проходило у них в благоприятных условиях.
  • 2-я группа может быть названа «группой риска». В нее следует включать женщин, имеющих эйфорический, гипонозогнозический, иногда тревожный типы ПКГД У них отмечается повышенная вероятность наличия нервно-психических нарушений, соматических заболеваний или обострения хронических расстройств. Формирование стиля семейного воспитания проходило у них в менее благоприятных условиях.
  • 3-я группа состоит из женщин, также имеющих гипогестогнозический и тревожный типы ПКГД, но выраженность их клинических проявлений значительно больше, чем у представительниц второй группы. В третью же группу следует включать всех, имеющих депрессивный тип ПКГД.

Во время беременности многие женщины из этой группы обнаруживали нервно-психические расстройства различной степени тяжести. Формирование стиля семейного воспитания проходило у них в крайне неблагоприятных благоприятных условиях.

Проективный тест «Семейная социограмма»

Проективный тест «Семейная социограмма» относится к рисуночным проективным тестам.

Тест «Семейная социограмма» позволяет выявить положение субъекта в системе межличностных отношений и, кроме того, характер коммуникаций в семье — прямой или опосредованный.

Испытуемым дают бланк с нарисованным кругом (см. приложение IV) диаметром ПО мм. Инструкция: «Перед Вами на листе изображен круг. Нарисуйте в нем самого себя и членов семьи в форме кружков и подпишите их именами». Члены семьи выполняют это задание не советуясь друг с другом.

Нами предложены критерии, по которым производится оценка результатов тестирования:

  1. число членов семьи, попавших в площадь круга;
  2. величина кружков;
  3. расположение кружков относительно другу друга;
  4. дистанция между ними.

Оценивая результат по первому критерию, исследователь сопоставляет число членов семьи, изображенных испытуемым, с реальным. Возможно, что член семьи, с которым испытуемый находится в конфликтных отношениях, не попадет в большой круг, он будет «забыт». В то же время кто-то из посторонних лиц, животных, любимых предметов, могут быть изображены в качестве членов семьи.

Далее мы обращаем внимание на величину кружков. Больший, по сравнению с другими, кружок «Я» говорит о достаточной самооценке, меньший — о пониженной самооценке. Величина кружков других членов семьи говорит об их значимости в глазах испытуемого.

Следует обратить внимание на расположение кружков в площади тестового поля круга и по отношению Друг к Другу (третий критерий). Расположение испытуемым своего кружка в центре круга может говорить об эгоцентрической направленности личности, а помещение себя внизу, в стороне от кружков, символизирующих других членов семьи, может указывать на переживание эмоциональной отверженности.

Наиболее значимые члены семьи изображаются испытуемым в виде больших по размеру кружочков, в центре или в верхней части тестового поля. Наконец, большую информацию можно получить, проанализировав расстояния между кружками (четвертый критерий). Удаленность одного кружка от других может говорить о конфликтных отношениях в семье, эмоциональном отвержении испытуемого. Своеобразное «слипание», когда кружки наслаиваются один на другой, соприкасаются или находятся друг в друге, говорит о недифференцированности «Л» у членов семьи, наличии симбиотических связей.

В качестве примера приводим тест матери девочки (рис.2), больной шизофренией:

(Лена — дочь, Петр — отец, Я — мать девочки).

Примерно в 3% случаев тестирования здоровых социально адаптированных родителей встречается такой результат, который мы условно назвони «матрешкой».

Другой пример иллюстрирует динамику семейных взаимоотношений в процессе семейной психотерапии. В начале психотерапии мать изобразила себя, сына и своих родителей «в линию» (с мужем мать в разводе). Интерпретируя результаты тестирования, можно сказать, что у испытуемой недостаточно дифференцированное отношение к членам семьи и o опосредованное (через бабушку) отношение к отцу (рис.3):

Ближайшие курсы
9-10 сентября |  Москва
Для перинатальных специалистов, желающих расширить свой арсенал методов и техник практической работы в беременными женщинами в группе и индивидуально;
22-23-24 сентября! |  Москва
Применение арт-терапии и этнотерапии дает в руки перинатального психолога как диагностический, так и психотерапевтический инструментарий для успешного решения проблем, связанных со страхами родов, переживаниями по поводу состояния здоровья ребенка и т.д.
1 сессия: сентябрь, 2 сессия: октябрь |  Москва
Действует скидка для иногородних!
Для практических психологов и студентов старших курсов а также врачей, акушерок, социальных работников и педагогов. Обучение проводится в 2 сессии, общая продолжительность 2 недели.
© 2004—2017 АНО «Родительский Дом»
© 2004—2017 Научно-методический проект «Перинатальная психология» Psymama.ru
       Psymama.ru
●  О Центре
●  Наши специалисты
●  Консультации
●  Контакты
●  Наши партнеры
Образовательные программы
●  Повышение квалификации
●  Авторские семинары
Запись на курсы
●  По телефону: +7 (495) 772–69–26
●  WhatsApp: +7 (926) 402–71–97
●  Через онлайн-форму
●  По email: info@psymama.ru
●  Организационные вопросы и ответы