АНО "Родительский Дом"
О проекте  | Cпециалисты  | Контакты  Запись на курсы:  онлайн-форма  |  +7 (495) 772–69–26
Перинатальная психология
для специалистов
Образовательные программы по перинатальной психологии Образовательные программы по раннему возрасту Специальные программы
     |   |   |   |   |   
     

Подписаться на новости по перинатальной психологии

Школа для Пап и Мам
Школа для Пап и Мам
Планирование беременности. Курсы подготовки к родам. Психологические консультации.

АКТУАЛЬНОСТЬ ЗАРУБЕЖНЫХ ТЕОРИЙ ДЛЯ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ

Марина Чибисова
Чибисова Марина Юрьевна — аспирантка кафедры психологии МПГУ,
выпускница факультета педагогики и психологии МПГУ 1999 г.

Изучение материнства как психологического феномена началось в отечественной психологии сравнительно недавно, хотя детско-родительские отношения всегда представляли сбой актуальную проблему для отечественной психологии развития (Варга А.Я., Хоментаускас Г.Т., Эйдемиллер Э.Г. и др.). К проблеме материнства обращаются многие исследователи: В.И. Брутман, Г.Г. Филиппова, В.А. Рамих, Н.В. Самоукина, М.С. Радионова, О.Р. Ворошнина и др. Появляются исследования, посвященные изучению материнства как самостоятельного феномена. Предпринимаются попытки создания фундаментальной психологической теории материнства (Филиппова Г.Г.). Поскольку работа в этом направлении началась сравнительно недавно, ощущается некоторый дефицит теоретических знаний в этой области, то несомненный интерес представляет опыт, накопленный зарубежными исследователями материнства.

Изучение материнства за рубежом

Изучение материнства и материнского поведения имеет давние традиции в зарубежной психологии. Многие ученые неоднократно подчеркивали важность таких исследований. Так, Б. Бернс в предисловии к книге «Разные лики материнства» пишет: «Если мы хотим понять детское развитие и убеждены, что ранние годы важны для жизни ребенка, тогда, вероятно, важно исследовать наши представления о матери. Если мы хотим понять развитие человека, тогда материнство, конечно, — важная область исследований» [1].

Поскольку материнство представляет собой явление сложное и многостороннее, то проблематика, затрагиваемая его исследователями, крайне широка и разнообразна. Материнство можно рассматривать как феномен биологический, социальный, психологический. Для полноценного, всестороннего изучения материнства, на наш взгляд, необходимо обратиться к анализу работ исследователей этологического направления, так как этот подход позволяет рассмотреть материнство и как биологическое, и как социальное явление и сделать это, опираясь на богатейший эмпирический материал.

В данной статье мы подробно рассмотрим и проанализируем этологический подход к изучению материнства, причем особое внимание уделим современным тенденциям его развития.

Сущность этологического подхода

Сторонники этологических концепций рассматривают поведение человека как эпифеномен поведения животных. В своих исследованиях, как отмечают С. Стернглэнц и Э. Нэш, они руководствуются имплицитным утверждением о том, что поведение человека в сущности аналогично поведению животных, но видоизменено культурным влиянием и более сложными когнитивными образованиями. Материнство для этолога — это прежде всего материнское поведение. Социальное поведение матери, с точки зрения этолога, имеет специфические селективные и пусковые механизмы (морфологические черты, запахи, движения и позы ребенка). Базовые поведенческие характеристики, общие у человека и животных, считаются более важными, нежели чисто человеческие.

Этологи ставят перед собой цель изучения поведения животных, с тем чтобы в дальнейшем провести аналогию с поведением человека и оценить значимость этого поведения для жизнедеятельности.

Основной проблемой этологических исследований в области материнства является выяснение роли социальных и биологических факторов в генезисе материнского поведения на основе экспериментального изучения материнского поведения у животных.

Этологические исследования материнства в зарубежной психологии проводятся по нескольким направлениям.

«Изоляционные эксперименты»

Богатейший экспериментальный материал к изучению проблемы социальной и биологической детерминации материнства был получен в результате так называемых «изоляционных экспериментов». Они проводились по нескольким направлениям:

  • влияние изоляции на материнское поведение животного. Предметом исследования в этом случае становилось родительское поведение животных, выросших в изоляции от родителей и лишенных возможности научиться ухаживанию за детенышами. Например, Г. Харлоу и его коллеги [2] проводили эксперименты с макаками и обнаружили, что обезьяны, выращенные в изоляции, были неуспешными матерями по таким критериям, как нанесение вреда потомству и выживаемость детей. Исследование Дж. Митчелла, Г. Харлоу и др. показало, что взаимодействие животных, выросших в изоляции, с другими обезьянами улучшило взаимодействие этих животных с детьми. На основе этих экспериментов были сделаны выводы о том, что на материнское поведение может влиять социальный опыт, то есть материнское поведение представляет собой форму социальной экспрессии;
  • изучение детей, выросших с минимумом материнской заботы. Такие исследования детей — «маугли» науке известны, но, к сожалению, не существует работ по исследованию их родительского поведения. Это объясняется еще и тем, что большинство таких детей не доживает до половой зрелости.

Изоляционные эксперименты, таким образом, показывают, что материнское поведение может быть врожденным или приобретенным в зависимости от вида. У животных, близких к человеку, значительную роль играет научение. В то же время работы Визела и Хьюбела [3] свидетельствуют, что специфические формы поведения могут не актуализироваться без соответствующего стимулирования.

Кросс-культурные этологические исследования

Важной стороной проблемы соотношения социального и биологического является изучение внутривидового разнообразия родительского поведения, чему посвящены кросс-культурные этологические исследования. Ученые предполагают, что отдельные группы и популяции приматов покажут «культурный сдвиг» в материнском поведении задолго до генетического сдвига.

Исследования, проведенные на различных видах животных, в том числе не только млекопитающих, показали, что материнское поведение может быть очень гибким и определяться не только генетическими программами. «Возможно, эволюция не подготовила женщин к заботе о ребенке, но скорее выступила с набором различных предпосылок» [4], — утверждают ученые на основе кросс-культурных исследований.

Сторонники кросс-культурных исследований делают следующий вывод: «…в мире не существует единого стиля материнства или чего-нибудь близкого к этому. Во всех обществах со всеми методами воспитания дети вырастают нормальными продуктивными членами общества» [5], то есть фактически утверждается, что материнство имеет социальную природу и что не существует единого биологического субстрата материнства.

Филогенетические исследования

Для решения проблемы социальной и биологической детерминации материнства исключительно важны исследования, посвященные эволюции родительского поведения. Филогенетические исследования основываются на положении о том, что принципы эволюции могут быть применены к изучению поведения. Так, этой точки зрения придерживается Н. Тинберген, который считает, что можно проследить эволюционное изменение тех или иных форм поведения. Сравнение проводится или между близкими видами, или между приматами и видами, генетически отличными от них, но обладающими сходными способами организации жизнедеятельности (например, живущими в той же среде).

Правомерность этих исследований остается спорной, потому что непонятно, действительно ли возможно проследить эволюцию родительского поведения при том разнообразии факторов, которые на него влияют. Причины сходства или различия поведения животных разных видов млекопитающих не выяснены. С другой стороны, неизвестно, какие формы родительского поведения являются исторически более древними и на каком основании выстраивать эволюционную иерархию этих форм.

Результаты этологических исследований

Результаты этологических исследований крайне разнообразны. Одним из интереснейших выводов, сделанных на основе этологических экспериментов, является недоказанность положения о том, что матери биологически более приспособлены к заботе о ребенке, чем кто-либо другой. Эксперименты на животных показали, что в различных случаях заботу о детенышах осуществляют не только их биологические матери, но и другие взрослые члены популяции. Более того, введение определенных гормонов способно инициировать уход за детенышем даже у самцов.

Итак, мы видим, что, с одной стороны, данные этологических исследований позволяют выявить универсальные черты материнского поведения, биологический субстрат материнства как социального образования. С другой стороны, они достаточно противоречивы и бессистемны, что затрудняет их использование в рамках психологии развития.

Биосоциальный подход как объединение биологических и социальных наук

В настоящее время чисто этологический подход развивается по пути интеграции с социальными науками и заменяется так называемой биосоциальной наукой или социобиологией, получающей все большую популярность. Сам термин «биосоциальная» призван подчеркнуть функциональное единство биологически и социально средовых факторов в жизни человека, причем их соотношение носит не аддитивный характер, а скорее характеризуется взаимовлиянием и взаимопроникновением.

Особое внимание социобиология уделяет изучению семьи как универсального социального института и детско-родительских отношений. Биосоциальный подход «рассматривает биологический субстрат и социальное окружение как детерминанты поведенческих паттернов и выделяет области, в которых родительское поведение человека демонстрирует сходства и отличия от паттернов, прослеживаемых в человеческой истории» [6]. Остановимся подробнее на анализе социобиологии как попытки интеграции этологического подхода с социальными науками.

Основные проблемы социобиологии: Концепция «эгоистичного гена».

Концепция «эгоистичного гена»

Эта концепция базируется на представлении о том, что каждый ген стремится к максимальному эволюционному выигрышу. Социобиологи утверждают, что эволюционная «успешность» того или иного гена определяется числом его репродукций в популяции, то есть ген как бы стремится к тому, чтобы в популяции было как можно больше особей — носителей этого гена. «Интерес» гена в увеличении числа копий по сути проявляется в заинтересованности отдельного индивидуума в обеспечении успешности своих потомков. С точки зрения концепции «эгоистичного гена», к родителям одинаково близки их дети и их полные сиблинги (собственные братья и сестры родителя).

Возможны две оптимальные стратегии, обеспечивающие максимальное распространение гена в популяции: либо у индивида очень большое число потомков, либо потомков мало, но индивид о них заботится, тем самым повышая их выживаемость. При этом поведение, обусловленное генетическими механизмами, рассматривается как бессознательное. Если материнское поведение биологически детерминировано, следовательно, оно не подвержено изменениям.

Таким образом, с точки зрения социобиологии, материнство — это генетически детерминированная стратегия поведения, целью которой является максимальное распространение гена в популяции.

Несмотря на популярность теории эгоистичного гена, она не является доказанной и во многом остается гипотетической и спекулятивной.

  • Родительство как пожизненное обязательство. В современном обществе продолжительность жизни увеличивается, количество ресурсов, необходимых для воспитания детей, тоже увеличивается, и теперь родители заботятся о детях не только до достижения половой зрелости, но и дольше.
  • Влияние социальной среды на родительское поведение.
  • Теория родительского вклада.

Теория родительского вклада

Теория родительского вклада была разработана социобиологами в рамках кросс-видовых и кросс-временных исследований. Следует отметить, что эта теория возникла на основе эволюционного подхода в результате этолого-биологических исследований и уже в дальнейшем была экстраполирована на человека. Многие исследования, посвященные родительскому вкладу, проводятся на животных, но существуют работы, посвященные сугубо человеческой специфике этого феномена. Эта теория является одной из наиболее разработанных и детализированных социобиологических концепций и представляет бесспорный интерес как пример экстраполирования этологических построений на социальные явления. Рассмотрим эту теорию подробнее.

Понятие «родительского вклада»

Понятие «родительского вклада» получило четкую дефиницию в статье Р.Л. Триверса «Родительский вклад и половой отбор». Р.Л. Триверс определяет родительский вклад следующим образом: «любое вложение родителя в индивидуального потомка, которое увеличивает шансы потомка на выживание (…) ценой способности родителя осуществлять вложения в других потомков» [7]. Более позднее определение, данное Дж. Альтманн, гласит, что родительский вклад — это «соотношение или разница между выгодой (для потомства) и затратами (для родителя), которая рассматривается как относительная переменная, влияющая на эволюцию тех и других» [8].

Родительский вклад (далее РВ) включает прежде всего метаболический вклад в первичные половые клетки, но относится также и к любой деятельности родителя, которая идет на пользу потомству (кормление, охрана и т.д.) Именно РВ определяется тот факт, что родитель не покидает свое потомство, поскольку в этом случае родитель «значительно проигрывает», то есть проигрыш в виде репродуктивного неуспеха превышает затраты на воспитание потомства.

Таким образом, изначальной имплицитной предпосылкой теории РВ является важность для вида успешной репродукции. Родительский вклад рассматривается как фактор, повышающий выживаемость вида, при этом «расходы» в настоящем (затраты на выращивание потомства) оборачиваются выигрышем в дальнейшем (репродуктивным успехом вида).

Размер родительского вклада

Размер РВ в отдельного потомка, по Р.Л. Триверсу, оценивается через его отрицательное влияние на способность родителя «вкладывать» в других потомков, то есть увеличение вложений в одного ребенка уменьшает «вклады» в других детей. Для данного репродуктивного сезона общий РВ вида — это сумма его вкладов во всех потомков, произведенных на свет во время этого сезона. Естественный отбор сохраняет тот общий РВ, который ведет к максимальному репродуктивному успеху.

Родительский вклад как фактор полового отбора

Значение концепции родительского вклада не ограничивается только репродуктивной сферой. По мнению Р.Л. Триверса, «относительный РВ разных полов в потомство — ключевая переменная, контролирующая операции полового отбора» [9]. Он утверждает, что соревнование за партнера свойственно для того пола, чей относительный РВ меньше. Пол, чей относительный РВ больше, выступает для другого пола ограничивающим фактором. Например, если для данного вида характерен больший РВ самок, то для самцов будет характерна конкуренция за самок (различные виды турнирных боев и т.д.).

РВ можно рассматривать как последовательность дискретных вкладов, осуществляемых представителями разных полов. Относительный вклад может изменяться в зависимости от времени. Представитель каждого пола более или менее свободен завершить свой вклад в любое время, при этом Р.Л. Триверс постулирует следующую закономерность: в любой момент времени индивид, чей совокупный вклад меньше, чем вклад партнера, теоретически испытывает искушение уйти, покинуть партнера, потому что его проигрыш в данном случае меньше.

Детско-родительские отношения в свете теории родительского вклада

Р. Докинз и Т. Карлайл полемизируют с Р.Л. Триверсом. Они считают, что родители не покидают ребенка, потому что рождение и воспитание нового ребенка потребует значительно больше усилий. «Ребенка, в которого уже много было вложено, следует предпочесть, потому что ему потребуется меньше вложений в будущем» [10]. Такого ребенка можно вырастить быстрее и в дальнейшем осуществлять вклады в новых детей.

Р. Докинз и Т. Карлайл считают, что родитель должен ценить каждого конкретного ребенка в зависимости от того, какую часть общей репродуктивной перспективы родителя этот ребенок составляет (то есть чем меньше детей, тем теоретически выше их ценность для родителя).

Т. Клаттон-Брок и С. Элбон исследовали различия родительского вклада в потомство разного пола. Впрочем, исследования, проведенные ими на различных видах животных, не позволили сделать какой-либо однозначный вывод о наличии в этом какой-то закономерности.

Социальные детерминанты родительского вклада

В настоящее время появляются исследования, посвященные социально-средовым детерминантам родительского вклада. Влияние окружающей среды рассматривается как характеристика, на основе которой родители выбирают ту или иную стратегию поведения, основываясь на поведенческих стереотипах, общественных целях и онтогенетическом опыте.

Так, Р. ЛеВайн и М. Уайт предлагают формулу оптимальной стратегии родительского вклада для данного человеческого общества. По их мнению, эта стратегия является функцией:

  • ожидаемых родителями затрат и вложений в каждого ребенка в течение жизни; средств, доступных для увеличения соотношения затрат и доходов в течение жизни с точки зрения родителей.

Стратегии родительского вклада в историческом аспекте

Дж. и Ч. Ланкастер исследуют изменение стратегий родительского вклада в историческом аспекте. По их мнению, ключевым фактором, определяющим стратегию родительского вклада, является отношение общества к природным ресурсам. В соответствии с этим они выделяют два типа семей и присущие каждому типу особенности РВ.

Для семей с «низкой концентрацией» (low density) характерна точка зрения, что ресурсы, необходимые для репродукции и выживания, достаточны и неограниченны, так что все взрослые члены общества могут получить к ним доступ. От родителей, соответственно, требуется только вырастить детей здоровых и обладающих свойственными данному обществу навыками общения и выживания.

Другой тип представляют семьи с «высокой концентрацией» (high density). Для них характерно осознание ограниченности ресурсов, соотношения между незначительным количеством ресурсов и все увеличивающимся количеством членов человеческого общества. (По мнению авторов, этот переход в сознании произошел около 2–3 тысяч лет назад) Перед родителями теперь встает новая задача: как гарантировать ребенку доступ к ограниченным ресурсам. Родители обеспечивают ребенку благополучное будущее двумя путями:

  • передача наследства;
  • обучение, образование ребенка.

Для данного типа семьи характерны манипуляции РВ среди сиблингов (различная величина наследства у детей и т.д.)

Критика теории родительского вклада

Дж. Альтманн делает следующий вывод, который предельно точно характеризует теории родительского вклада: «Эволюционные модели по своей природе экономичны. Их ключевые переменные — степень генетического родства между взаимодействующими индивидами и «затраты» и «прибыли» (…) поведения, измеряемые в терминах увеличения и уменьшения биологической полной приспособленности каждой стороны» [11].

Таким образом, теория родительского вклада рассматривает родительское поведение как некоторый кредит, который родители дают детям во имя дальнейшего существования вида. Отсюда и та экономическая терминология, которую в большинстве используют приверженцы данной теории. Материнское поведение предстает в некотором роде балансом между текущими «затратами» конкретных родителей и глобальным будущим выигрышем в виде существования вида в пространстве и во времени. В контексте общества материнское поведение становится культурным феноменом, теперь уже обусловливая успешную социализацию потомков в конкретных социальных условиях. В обоих случаях материнское поведение предстает как адаптивный механизм, а родительский вклад становится формой его реализации.

Но у человека феномен материнства гораздо сложнее, чем совокупность поведенческих актов. Оно включает в себя комплекс установок и ценностей, эмоционально-чувственную сторону, личностные особенности матери и многое другое. Детерминантами родительского поведения выступают как биологические, так и социальные факторы, а его значение расширяется и уже не сводится только к адаптации потомства. Сугубо человеческая, личностная специфика материнства в теории родительского вклада никак не отражена.

Следовательно, на примере биосоциальной науки можно сделать вывод, что, хотя современные этологические концепции развиваются, активно ассимилируя данные смежных наук, преодолевая биогенетическую ориентацию, обогащаясь и расширяя свою проблематику, вряд ли можно говорить о том, что произошло слияние биологических и социальных наук, заявленное теоретиками социобиологии. Синтез биологических и социальных наук, на наш взгляд, — это нечто иное, чем перенос биологических концепций на социальные явления, это скорее разностороннее изучение факторов биологической и социальной природы, влияющих на материнство или любой другой феномен.

Общий анализ этологических концепций

Данные этологических исследований подвергаются серьезной критике, потому что сложность изучения человеческого поведения заключается именно в наличии сугубо человеческой специфики даже самых простейших поведенческих актов. Зачастую человеческие навыки даже противоречат исходной биологической базе, но делают человека эволюционно более успешным видом. Примером такого, с биологической точки зрения явно проигрышного навыка, является передвижение на двух ногах. Поэтому сама возможность экстраполирования данных этологии на психологию зачастую оспаривается.

Обобщая данные этологических концепций, можно сказать следующее. В зависимости от характера исследований ученые-этологи по-разному решают вопрос о соотношении социального и биологического в происхождении материнского поведения. Как правило, те направления этологических исследований, которые не подтверждаются экспериментальными данными (концепция «эгоистичного гена», филогенетические исследования), считают материнство неизменным, генетически детерминированным феноменом. Ученые, занимающиеся экспериментальным изучением родительского поведения, решая проблему социального и биологического в генезисе материнского поведения, приходят к парадоксальному выводу: так или иначе, несмотря на существование базовых биологических предпосылок материнского поведения, решающую роль в его формировании тем не менее играют социальные факторы.

Таким образом, как ни парадоксально это звучит, многие зарубежные исследователи этологического направления в итоге приходят к выводу о социальной, культурной природе материнства.

Cписок литературы

  1. Birns B., Hay D. Introduction // Different faces of motherhood. — NY-L, 1988. — P.3.
  2. Sternglanz S.H., Nash A. Ethological contribution to the study of human mothering // Different faces of motherhood. Ed. by B. Birns and D. Hay. — NY-L., 1988.
  3. Introduction. // Parenting across the life span. Biosocial dimensions. — NY, 1987. — P.1–2.
  4. Trivers R.L. Parental investment and sexual selection // Sexual selection and the descent of man. Ed. by B. Campbell. — Chicago, 1972 — P.139.
  5. Altmann J. Life span aspects of reproduction and parental care in anthropoid primates // Parenting across the life span. Biosocial dimensions. — NY, 1987. — P.16.
  6. Trivers R.L., 1972. — P.173.
  7. Dawkins R., Carlisle T.R. Parental investment, mate desertion and a fallacy. Nature, № 262, 1976. — P. 132.
  8. Altmann J., 1987. — P.15.
Ближайшие курсы
17-18 июня |  
Данный семинар готовит специалистов для ранней диагностики нарушений развития детей младенческого и раннего возраста и дальнейшей успешной коррекционно-развивающей работы.
16 июня |  Москва
Данный семинар организован для психологов, социальных работников и представителей других специальностей, ведущих групповую и индивидуальную работу с беременными женщинами, работающих в учреждениях родовспоможения, занимающихся сопровождением в родах. Цель: ознакомление с основами акушерской физиологии и патологии, формирование адекватного представление о ведении перинатального периода.
2-3-4 июня |  Москва
Осталось 1 место!
Семинар направлен на формирование базовых умений психологической работы с семейными (супружескими и детско-родительскими) проблемами. Программа включает теоретическую подготовку, отработку практических навыков в ходе тренинга, разбор клинических случаев, по запросу участников — супервизии.
© 2004—2017 АНО «Родительский Дом»
© 2004—2017 Научно-методический проект «Перинатальная психология» Psymama.ru
       Psymama.ru
●  О Центре
●  Наши специалисты
●  Консультации
●  Контакты
●  Наши партнеры
Образовательные программы
●  Повышение квалификации
●  Авторские семинары
●  Аспирантура МГППУ
●  Магистратура МГППУ
Запись на курсы
●  По телефону: +7 (495) 772–69–26
●  WhatsApp: +7 (926) 402–71–97
●  Через онлайн-форму
●  По email: info@psymama.ru
●  Организационные вопросы и ответы