АНО "Родительский Дом"
О проекте  | Cпециалисты  | Контакты  Запись на курсы:  онлайн-форма  |  +7 (495) 772–69–26
Перинатальная психология
для специалистов
Образовательные программы по перинатальной психологии Образовательные программы по раннему возрасту Специальные программы
     |   |   |   |   |   
     

Подписаться на новости по перинатальной психологии

Школа для Пап и Мам
Школа для Пап и Мам
Планирование беременности. Курсы подготовки к родам. Психологические консультации.

ИССЛЕДОВАНИЕ ПСИХОЭМОЦИОНАЛЬНЫХ И ИНДИВИДУАЛЬНО -ХАРАКТЕРОЛОГИЧЕСКИХ ОСОБЕННОСТЕЙ БЕРЕМЕННЫХ С УГРОЗОЙ ПРЕРЫВАНИЯ

К.Д. Хломов, С.Н. Ениколопов
Журнал «Перинатальная психология и психология родительства». 2007. N3. – C. 38–49

В современной психологии приоритетной задачей не так давно стало изучение психологического статуса женщины в период беременности. Последние исследования в области медицинской и перинатальной психологии позволяют качественнее описать различные психологические особенности, сопровождающие внутриутробное развитие ребенка и физиологические изменения в организме беременно женщины [1, 2,4, 7, 9, 12, 14]. Не только физическое, но и психическое здоровье ребенка закладывается в период беременности. Происходят изменения психоэмоционального состояния женщины, ее настроения, появление тревоги и страхов, становление образа младенца осознание женщиной своей материнской роли. Общее мнение психологов, имеющих отношение к изучению беременности, заключается в том, что психологический подход к проблеме угрозы прерывания беременности до сих пор не обеспечен в необходимом количестве адекватными теоретическими подходами и методами исследования. При этом отмечается исключительная важность психологического исследования периода беременности для разработки проблем психологии, личности, социальной психологии, культурологии (культурные модели материнства и детства) [2, 8, 14]. Невынашивание беременности продолжает оставаться актуальной проблемой современного акушерства и перинатальной психологии. Несмотря на исследования, в которых раскрыты многие патологические механизмы невынашивания [5,9] и внедрение профилактических и лечебных мероприятий, частота осложнения остается стабильной — от 10 до 25% [9]. Невынашивание беременности — мультифакторная патология в возникновении которой имеют значение инфекционные, метаболические, эндокринные, иммунологические и другие факторы [17]. Большое значение социальных и психоэмоциональных факторов в возникновении невынашивания беременности также выделяя исследователей [2, 5, 9]. Описанное ниже исследование было опреде­лено недостаточным количеством и качеством исследований психо­соматических факторов невынашивания беременности.

Его целью стало изучение влияния психоэмоциональных и инди­видуально-характерологических особенностей на систему ценностей и самовосприятие беременной женщины, на психологическое и соматическое течение беременности с угрозой прерывания. Важной опорой для данного исследования выступили ранее сделанные исследователь­ские работы [1, 5, 6, 9 и др.].

Разнообразные, как медицинские, так и психологические, ис­следования на тему выявления психосоматических детерминант вынашивания беременности проводились в последние годы. В исследовании В.И. Брутмана, М.Г. Панкратовой и С.Н. Ениколопова [4] на материале матерей, отказавшихся от своих новорожденных детей, была выявлена психосоциальная составляющая психосоматической констелляции, способная спровоцировать преждевременные роды. В ряде работ рассматривается приоритет эмоциональных факторов в развитии осложнений беременности [7, 17]. R.L. МсDonald [20] было показано, что тревожность, отмечавшаяся самими беременными, является главным фактором, проводящим границу между женщинами с нормальной физиологической беременностью и осложненной. Данные других зарубежных исследований [18, 19] говорят о том, что высокий уровень тревоги и депрессии, низкая самооценка играют важную роль в этиологии низкого перинатального веса плода. При этом позитивное отношение к себе, принятие себя, высокая самооценка чаще отмечаются у женщин со скоротечными родами. Ярко выраженный невротический синдром беременности, основу которого составляют повышенные эмоциональная лабильность и восприимчивость, вызванные гормональными изменениями в организме иной, а также информационный вакуум вокруг беременной женщины, по данным Ж.В. Завьяловой [8], приводит к развитию осложнений во время беременности и родов. Чувство страха, как один из симптомов большинства психопатологических синдромов, детерминирует увеличение частоты самопроизвольных абортов и родовых осложнений.

По данным литературы, посвященной вопросам акушерства и гинекологии, значимым фактором невынашивания беременности является психосоматическое состояние беременной. В.В. Плотниковым, ТА. Мироновой, Л.Л. Казаренко [9] было обнаружено, что женщины с угрозой прерывания беременности харак­теризуются усилением астенических эмоций, снижающих активность личности, таких, как впечатлительность, ранимость, робость, песси­мизм, фиксация на теневых сторонах жизни, покорность. Чаще были нарушены внутрисемейные, производственные отношения, уменьшена межличностная социальная поддержка, чем у женщин со здоровым протеканием беременности.

В исследовании Г.Н. Вараксиной [5] было показано, что возникновение симптомов угрозы прерывания беременности у 83% женщин, испытывающих хронический социальный стресс, обусловлено неблагоприятными жилищными условиями, низкой материальной обеспеченностью, психоэмоциональными перегрузками. Предполагалось, что социально обусловленный стресс способствует развитию психоэмоциональной напряженности и прогрессированию симптомов угрозы прерывания беременности. Описанные в исследовании женщины с угрозой прерывания беременности отличались характерологическими особенностями — развитием эмотивной, тревожной, циклотимической и возбудимой акцентуацией характера, усугубляющих риск прерывания беременности. Обнаружено, что повышенная тревожность, психическая истощенность, утомляемость и эмоциональный стресс у беременных с угрозой прерывания способствуют изменениям вегетативного статуса, формированию недостаточного характера вегетативного обеспечения.

В исследовании Е.Г. Ветчаниной, Г.В. Залевского, Г.Б. Маль [6] был отмечен важный факт, что в состоянии острого стресса у беременной фиксируется высокий уровень тревожности и психической ригидности. При наличии хронических стрессоров (психотравмирующие ситуации) характерны различные невротичные расстройства, высокая личностная тревожность, психическая ригидность, либо выраженная астенизация организма, реакция «ухода», отрицание проблем.

Характерные для беременных женщин с сензитивным типом личности страхи возникновения угрозы прерывания беременности и тревожно-боязливые опасения за исход родов (слабости родовой деятельности, боли, тяжелые послеродовые осложнения) описывались в исследовании И.Л. Шелехова [16].

Очень важны данные, полученные в исследовании Е.Б. Айвазян, Г.А. Ариной [1]. Период беременности был рассмотрен как социальной ситуации развития, которая приводит к значимым лич­ностным изменениям: формированию новой внутренней позиции — позиции матери — и возникновению особой психологической струк­туры — внутренней картины беременности, в которых отражаются ра­дикальные телесные и эмоциональные изменения, сопровождающие беременность. Авторы считают, что внутренняя картина беременности является сложной иерархической и динамической системой, включает в себя феномены мотивационного, эмоционального, когнитивного и телесного опыта. Е.Б. Айвазян и ГА. Арина описали отражение ослож­нений, сопровождающих вынашивание беременности, в содержании всех уровней внутренней картины беременности: на эмоциональном уровне растет частота конфликтного эмоционального отношения к беременности, которое определяется ее особым личностным смыс­лом «болезни» и смещением фокуса значимости и тревоги с развития ребенка, собственных телесных, интрапсихических и социальных изменений на вынашивание беременности. Также были сделаны наб­людения феноменов «задержки» преобразования системы ценностных ориентации и телесного опыта в динамике внутренней картины бере­менности.

Методы исследования

Исследование было проведено на базе женской консультации № 197, родильных отделений больниц № 36 и № 67 г. Москвы. В данном исследовании привлекаются к участию 100 женщин, состоящих на учете по поводу беременности. У 38 женщин имело место нормальное физиологическое протекание данной беременности, у 62 женщин отмечалась угроза прерывания беременности на ранних и поздних сроках беременности. Все женщины принадлежат к среднему социально- экономическому слою населения.

Адаптированная УСЦД методика «Уровень соотношения «ценности» и « доступности» в различных жизненных сферах» Е.Б. Фанталовой [13] была применена для исследования состояния системы ценностей, оценки жизненных перспектив, ожиданий доступности ресурсов после рождения ребенка, наличия внутренних конфликтов. В исследовании

была внесена модификация во вторую часть инструкции. Вместо неопределенного «ближайшего будущего», мы просили отнестись к сроку родов, «по возможности достижения после рождения ребенка», оценивая предпочтения доступности ценности уже после рождения ребенка.

«Краткий опросник оценки статуса здоровья» (Меdiса1 Оutcomes Studу 36- Itет Short-Form Health Survey, MOS SF–36) [11], с помощью которого была произведена оценка качества жизни, отражающая сте­пень удовлетворенности связанным со здоровьем беременных уровнем жизни, а не сам связанный со здоровьем уровень жизни.

Методика «Тест руки» [7]. Эта проективная методика исследо­вания личности была использована для диагностики агрессивности, прогноза агрессивного поведения. При обработке был использован как модифицированный опросник, так и базовая версия.

Опросник черт характера (ОЧХ-В) для взрослых (17–60 лет) (В.М. Русалов, О.Н. Манолова, женский вариант [10]). С целью иссле­дования адаптационных механизмов, поведенческих стратегий мы включили этот опросник в наше исследование.

Опросник «Большая пятерка» был использован с целью исследо­вания личностных черт беременных, которые остаются стабильными в течение всей жизни, важны для взаимодействия с другими людьми, значительно влияют на благополучие индивида.

Адаптированная методика МОБиС (Методика оценки воздействия болезни и симптомов, в модификации Е.В. Садальской, С.Н. Ениколопова [11]) позволяла определить степень выраженности воздействия на женщину беременности и ее симптомов, признаков, а также влияние семьи и профессиональной деятельности. Методика была адаптиро­вана, изменен фокус с болезни на протекание беременности и сопро­вождающие ее симптомы.

В результате проведенного исследования были обнаружены ста­тистически значимые различия между двумя выборками беременных с угрозой прерывания беременности (УПБ) и здоровых испытуемых (норма), представленные в табл. 1. Обработка данных проводилась с помощью программы SPSS 12.0.

Для всех групп испытуемых характерны такие особенности черт характера, как большие колебания настроения, склонность к бес­покойству, тревожность, чувствительность к стрессогенным ситуациям (что подтверждено и другими исследованиями [5, 6, 9]), легкая отвлекаемость, неорганизованность, стремление к эмоциональному комфорту, стремление опереться на четкие правила и нормы, доверие только своему опыту.

Также отмечены различия по шкале «Нейротизм» опросника «Большая Пятерка», которые описывают такую личностную характеристику

Установленные различия между испытуемыми с угрозой прерывания беременности и здоровыми испытуемыми

Название шкалы

Среднее в группе сУПБ

Среднее в группе «норма»

Значимость различий по t-критерию

Значимость

различий

по критерию

Манна — Уитни

Нейротизм

33,58

29,71

0,020

0,009

Открытость опыту

36,94

40,03

0,008

0,006

Экзальтированность

21,55

19,25

0,004

0,009

Директивность

6,07

9,30

0,004

0,008

Психологическое здоровье

20,64

22,81

0,043

0,022

Достижимость уверенности в себе

7,10

5,56

0,001

0,003

Ценность уверенности в себе

6,67

5,68

0,041

-

Ценность красоты природы и искусства

2,82

1,86

0,004

-

Конфликт в отношении свободы

1,16

0,03

0,024

0,3

Я — Соматический болевой симптом

163

80

0,003

0,002

Я — Соматический симптом 2

158

83

0,001

0,002

Я — Психологический симптом 1

107

60

0,026

0,006

беременных с угрозой прерывания, как большую эмоциональную не­стабильность и меньшую приспособленность, чем это характерно для здоровых испытуемых. Это проявляется в чувствительности испытуемых из группы с УПБ к стрессогенным ситуациям: они больше подвер­жены неприятным переживаниям, склонны к чрезмерным страстям и порывам, к идеям, далеким от реальности, и к неадекватным реакциям на действительность.

Различие, обнаруженное по шкале «Открытость опыту» опросника «Большая Пятерка», описывает, что испытуемые из группы с УПБ в меньшей степени способны вести активный поиск нового опыта, в меньшей степени признают его самостоятельную ценность, чем здоровые испытуемые. Беременные с угрозой прерывания в меньшей степени терпимы к неконтролируемому опыту, непривычному, для них меньше характерен исследовательский интерес.

Обнаруженные различия по шкале «Экзальтированность» опро­сника черт характера позволяют очертить беременных с угрозой пре­рывания в большей степени обладающими колебаниями настроения, более высоким темпом нарастания эмоциональных реакций, внешние проявления которых отличаются большой интенсивностью. Постоян­ная смена настроения испытуемых из группы с УПБ способствует неко­торой неуверенности в себе, неустойчивой самооценке. Для них харак­терна большая легкость покраснения, побледнения, изменения частоты сердечных сокращений, артериального тонуса, чем для здоровых ис­пытуемых. Для женщин с угрозой прерывания беременности более ха­рактерны вспыльчивость, нетерпеливость, ослабленный самоконтроль. Для них стрессогенными ситуациями в большей степени может быть отсутствие соответствия субъективным ожиданиям, наличие помех в достижении намеченного результата. Испытуемые из группы с УПБ более склонны к следующим способам реагирования на стресс: бегство из ситуации, отрицание, соматизация, что также подтверждают полученные различия по шкале «Я — Соматический симптом 2» методики МОБиС и другие исследования [6]. Другое подтверждение — различия, обнаруженные по шкале «Я — Соматический болевой симптом» мето­дики МОБиС, продемонстрировавшие, что соматический симптом, от­носящийся к телу беременной (боль внизу живота, боли в почках и т.п.), вызывает большое напряжение, большую степень отвержения в группе испытуемых с УПБ, чем у здоровых испытуемых.

Такие характерные черты, присущие в большей степени бе­ременным с угрозой прерывания, могут способствовать усилению негативных проявлений, в том числе и соматических, в том случае, если беременность протекает не таким образом, как запланировала испытуемая. При этом из предыдущих исследований [1] известно, что сам факт беременности является фактором, требующим адаптации и личностного развития. С другой стороны, такие проявления эмоцио­нальной сферы, и особенно соматические, могут способствовать гипердиагностике со стороны врачей женской консультации, прово­дящих первичный прием беременных.

Обнаружены различия по шкале «Психическое здоровье» опросника SF- 36, т.е. беременные с угрозой прерывания представляют уровень своего психологического здоровья как более низкий, чем здоровые испытуемые. Различающиеся показатели по шкале «Я- Психологический симптом 1» говорят о том, что беременные с угрозой прерывания в большей степени, чем здоровые испытуемые, склонны к отвержению и отрицанию психологических симптомов, беспокоя­щих при протекании беременности.

Обнаруженные различия по шкале «Достижимость уверенности в себе» опросника УСЦД описывают беременных с угрозой прерывания как оценивающих уверенность в себе, свободу от внутренних противо­речий, сомнений как более достижимую после рождения ребенка, чем здоровые испытуемые. При этом среднее значение в группе с УПБ вплотную приближается к критическому. Беременные из этой группы в значительно большей степени ожидают достижения уверенности в себе, свободы от внутренних противоречий после рождения ребенка. Беременные с угрозой прерывания воспринимают ситуацию своего заболевания как угрожающую уверенности в себе, реализации своей материнской и женской сущности. Это предположение подтверждает и тот факт, что показатели по шкале «Ценность уверенности в себе» опросника УСЦД тоже значимо выше у испытуемых с риском невына­шивания, чем у здоровых испытуемых. Весьма вероятно, это вызвано желанием компенсировать неуверенность в себе. Возможно, рожде­ние ребенка для испытуемых из группы с УПБ может быть способом решения каких-либо жизненных ситуаций, в которых испытуемые не чувствуют себя уверенно, испытывают внутренние противоречия.

Как установлено с помощью опросника УСЦД, ценность красоты природы и искусства более значима в группе здоровых испытуемых, чем в группе с УПБ, что связано с оценкой своего состояния угрозы прерывания беременности последними как более важного и требую­щего внимания фактора. Поскольку испытуемые с угрозой прерыва­ния сконцентрированы на вынашивании беременности, то они отвергают ценности, не влияющие на вынашивание беременности и чаще отвергают ценность красоты природы и искусства.

Различия по шкале «Конфликт свободы» опросника УСЦД означают, что у испытуемых из группы с УПБ больше потребность свободе как независимости в поступках и действиях и меньше возможности достигнуть ее после рождения ребенка, т.е. для испытуемых с угрозой прерывания беременности осознавание риска невынашивания приводит к ограничению собственного поведения, шей несвободе.

Описанные акцентуации черт характера, присущие в большей степени беременным с угрозой прерывания, могут способствовать усилению негативных проявлений, в том числе и соматических. Дру­гие характерные для беременных с угрозой прерывания соматические проявления могут способствовать гипердиагностике. При этом бере­менность является фактором, требующим адаптации и личностного развития, открытости новому опыту [1]. Но обнаруженная нами другая характерологическая особенность беременных с угрозой прерывания говорит о низкой способности к принятию нового опыта. Таким об­разом, образуется «стрессо-симптоматический характерологический круг», усиливающий негативные переживания и эмоциональные колебания, в свою очередь усиливающие соматическую симптома­тику (см. рисунок). Как было обнаружено, беременные с угрозой пре­рывания беременности более склонны к таким стратегиям поведения, как уход, бегство из стрессогенной ситуации, отрицание проблемы, соматизация. Эти стратегии поведения, реализуясь в условиях угрозы прерывания беременности, могут приводить к усилению проявлений негативной симптоматики и способствовать ее усилению, т.к. сома­тический или психологический симптом не послужит причиной для изменения поведения или разрешения какой-либо проблемы в отношениях с другими людьми. И тогда возможно усиление негативного проявления симптома, что после может привести к диагнозу «угроза прерывания беременности» и госпитализации. Эту гипотезу подтверждает то, что соматические симптомы, относящиеся к телу беременной (боль внизу живота, боли в почках и т.п.), вызывают большое напряжение в группе испытуемых с угрозой прерывания и большую степень отвержения, чем у здоровых.

Факторы, связанные с такими стратегиями поведения, являются возможной мишенью психокоррекционного вмешательства, в которой целью будет помощь в адаптации больной к заболеванию, помощь в принятии психологических и соматических симптомов и осознавании их влияния [15].

Угроза прерывания беременности может являться факторе оказавшим влияние на систему ценностей испытуемых. Угроза прерывания беременности может являться фактором, приводящим к наличию внутренних противоречий, сомнений. Для испытуемых с угрозой прерывания, участвовавших в данном исследовании, риск невынашивания беременности оказывал влияние на их самооценку, способствуя изменению системы ценностей. При этом риск невынашивания приводит к большему обесцениванию ценностей, которыенесвязаны напрямую с вынашиванием как деятельностью, например, возможность сопереживать прекрасному в природе, искусстве, творческой деятельности.

Угроза прерывания беременности может выступать ограничивающим свободу фактором, т.к. деятельность беременной по сохранению плода может противоречить другим желаниям испытуемых (характерных для испытуемых с угрозой прерывания беременности), обеспечивая внутренний конфликт в отношении свободы в поступках и действиях. Другим объяснением может быть то, что, кроме внешних факторов, связанных с угрозой прерывания, сдерживающих свободу в поступках и действиях, испытуемые с угрозой прерывания беременности обладают внутренними факторами, сдерживающими свою собственную свободу, такими, как установки, убеждения, запреты, принципы.

Беременные с угрозой прерывания считают, что на качество их жизни оказывает влияние состояние психологического здоровья, что также подтверждает необходимость и актуальность оказания им психологической помощи.

Заключение

Обнаруженные склонности к нейротизму, экзальтированности и закрытости к новому опыту в условиях беременности, осложненной угрозой прерывания и/или негативными психоэмоциональными переживаниями и негативными соматическими симптомами, могут создавать замкнутый круг, способствующий усилению соматических проявлений, угрозе прерывания беременности.

У женщин с угрозой прерывания осознавание риска невынаши­вания беременности может оказывать влияние на самооценку, способ­ствовать изменению системы ценностей.

Угроза прерывания беременности может выступать ограничите­лем в поведении, способствует большей выраженности конфликта в отношении свободы в поступках и действиях.

Литература

  1. Арина Г.А., Айвазян Е.Б. Беременность как модель и этап развития телесного опыта во взрослом возрасте // Ежегодник РПО. Специальный выпуск.М., 2005. С. 228–230.
  2. Баз Л.Л. Исследование восприятия психологической поддержки беременными женщинами // Психологический журнал. 1994. Т. 15. № 4 С. 137–146.
  3. БатуевА.С. Физиология плода и детей. М., Просвещение, 1998.
  4. Брутман В.И., Панкратова М.Г., Ениколопов С.Н. Нежеланная беременность жертв сексуального насилия (психолого-психиатрические аспекты) Вопросы психологии. 1995. № 1. С. 33–40.
  5. Вараксина Г.Н. Особенности течения беременности и развития си томов угрожающего аборта у женщин под влиянием характерологическ психосоциальных факторов: автореферат. Казань, 2002.
  6. Ветчанина Е.Г., Залевский Г.В., Мальгина Г.Б. Значение психической ригидности при психоэмоциональном стрессе беременных // Материалы Всероссийской научно-практической конференции по перинатальной психологии. СПб., 2002. С. 163–164.
  7. Ениколопов С.Н. Психология агрессии // Вестник Псковского Вол. ун-та. 1994. № 1.
  8. Завьялова Ж.В. Психологическая готовность к родам и метод ее форми¬рования: дис. канд. психол. наук. М., 2000.
  9. Плотников В.В., Миронова Т.А., Казаренко Л.Л. Психофизиологические факторы в невынашивании беременности // История Сабуровой дачи: Успехи психиатрии, неврологии, нейрохирургии и наркологии. Сборник научных работ Украинского НИИ клинической и экспериментальной неврологии и психиатрии и Харьковской городской клинической психиатрической больницы № 15 (Сабуровой дачи) / под общ. ред. И.И. Кутько и П.Т. Петрюка. Харьков, 1996. Т. 3. С. 307–309.
  10. Русалов В.М., Манолова О.Н. Опросник черт характера взрослого че¬ловека. М., 2003.
  11. Садальская Е.В., Ениколопов С.Н., Дворянчиков В.В. Оценка влия¬ния заболевания на повседневную жизнь больных психосоматическими расстройствами (первый опыт применения в России метода PRISM) // Тезисы докладов Межрегиональной научно-практической конференции «Проблемы адаптации больных хроническими заболеваниями». Самара, 2000. С. 111–113.
  12. Северный А.А., Баландина Т.А., Солоед К.В., Шалина Р.И. Психосомати¬ческие аспекты беременности // Социальная и клиническая психиатрия. 1995. № 4. С. 17–22.
  13. Фанталова Е.Б. Об одном методическом подходе к исследованию мотивации и внутренних конфликтов// Психологический журнал. 1992. Т. 13, № 1. С. 107–117.
  14. Филиппова Г.Г. Психология материнства и ранний онтогенез. М.: Жизнь и мысль, 1999.
  15. Хломов К.Д. Организация адаптационной и реабилитационной помощи беременным с риском невынашивания // Материалы межрегио¬нальной научно-практической конференции «Прикладная психология как ресурс социально-экономического развития современной России». М., 2005. »С. 425–426.
  16. Шелехов И.Л. Влияние типа акцентуации личности и структуры цен¬ностей на формирование материнской функции беременных женщин: автореферат дис. канд. психол. наук. Томск, 2006.
  17. Шмуклер А.Б. Психозы беременности: обзор литературы // Проблемы «продукции. 1995. № 2. С. 19–22.
  18. Newton R.W. IV Psychosocial stress in pregnancy and its relation to low birth weight // British medical J. 1984. V. 288. Р. 1191–1194.
  19. Nuckolls K.В., Саssel J., КарlапВ.G. Psychosocial Assets, Life crisis and the prognosis of pregnancy // Amer. J. Epidem. 1972. N5. Р. 431–441.
  20. МсDопаld R.L. The role of emotional factors in obstetric complications: a review // Psychosom. Меd. 1968. N30. Р. 222–237.
  21. МсDопаld R.L. The role of emotional factors in obstetric complications: a review // Psychosom. Меd. 1968. N30. Р. 222–237.
Ближайшие курсы
15-16 июля |  Москва
Данный семинар готовит специалистов для ранней диагностики нарушений развития детей младенческого и раннего возраста и дальнейшей успешной коррекционно-развивающей работы.
2 июля |  Москва
Данный семинар организован для психологов, социальных работников и представителей других специальностей, ведущих групповую и индивидуальную работу с беременными женщинами, работающих в учреждениях родовспоможения, занимающихся сопровождением в родах. Цель: ознакомление с основами акушерской физиологии и патологии, формирование адекватного представление о ведении перинатального периода.
1 сессия: сентябрь, 2 сессия: октябрь |  Москва
Действует скидка для иногородних!
Для практических психологов и студентов старших курсов а также врачей, акушерок, социальных работников и педагогов. Обучение проводится в 2 сессии, общая продолжительность 2 недели.
© 2004—2017 АНО «Родительский Дом»
© 2004—2017 Научно-методический проект «Перинатальная психология» Psymama.ru
       Psymama.ru
●  О Центре
●  Наши специалисты
●  Консультации
●  Контакты
●  Наши партнеры
Образовательные программы
●  Повышение квалификации
●  Авторские семинары
Запись на курсы
●  По телефону: +7 (495) 772–69–26
●  WhatsApp: +7 (926) 402–71–97
●  Через онлайн-форму
●  По email: info@psymama.ru
●  Организационные вопросы и ответы