АНО "Родительский Дом"
О проекте  | Cпециалисты  | Контакты  Запись на курсы:  онлайн-форма  |  +7 (495) 772–69–26
Центр перинатальной психологии Марины Ланцбург
Образовательные программы по перинатальной психологии Образовательные программы по раннему возрасту Специальные программы

Перинатальная психология для специалистов

     |   |   |   |   |   
     

Подписаться на новости по перинатальной психологии

Школа для Пап и Мам
Школа для Пап и Мам
Планирование беременности. Курсы подготовки к родам. Психологические консультации.

ПОНЯТИЕ «РЕЧЬ» В ТЕОРИИ И ПРАКТИКЕ НАУК

Мишина Г.А., Черничкина Ю.Д.

Современные тенденции таковы, что научная проблема рассматривается с позиций разных отраслей научного знания. Это приводит к возникновению новых наук как бы «на стыке» существующих. Применительно к речи к таковым можно отнести психолингвистику (Ч.Осгуд, Пирс, Т.Сибеок, А.А. Леонтьев, И.Н. Горелов, А.А. Залевская, Н.И. Лепская и др.), психосемиотику (М.В. Гамезо, В.Ф. Рубахин, Е.И. Исенина и др.), нейролингвистику (А.Р. Лурия), лингвопсихологию (И.А. Зимняя), онтопсихолингвистику (M.Tomasello, E.Bates), нейропсихолингвистику (К.Ф. Седов), нейропсихопаралингвистику (Е.Н. Винарская), логопатологию (А.Н. Корнев) и др. С одной стороны, это позволяет рассматривать изучаемое явление целостно с привлечением доказательств, полученных в других науках, видя место этого явления в общей картине. Однако с другой стороны, термины одной науки заимствуются другой, переосмысливаются, дополняются и наблюдается их «размываемость».

Непреходящее значение речи в фило- и социогенезе, все многообразие функций ею выполняемых, многомерность речи как объекта изучения, разнообразные технические возможности (например, компьютерный анализ) обработки получаемых данных до сих пор способствуют поддержанию огромного интереса к данной проблеме ученых разных научных областей. Анализ литературы показал, что во многих научных трудах отечественные авторы используют термины «язык», «речь», «речевая деятельность» как синонимы, взаимозаменяя друг друга.

Значительное количество исследований, посвященных речи, в разнообразных науках — философии (Э.Кондильяк, П.В. Копнин, М.С. Козлова и др.), языкознании (А.Н. Гвоздев, С.Н. Цейтлин, Е.С. Кубрякова, Н.М. Юрьева и др.), психофизиологии (А.Г. Иванов-Смоленский,М.М. Кольцова, Н.И. Красногорский, И.П. Павлов, П.К. Анохин, Л.А. Чистович и др.), психологии (Л.С. Выготский, К.Бюлер, А.В. Запорожец, Н.И. Жинкин, Т.Е. Конникова, М.И. Лисина, М.Г. Елагина, С.В. Корницкая, С.Ю. Мещерякова, Г.М. Лямина, В.И. Лубовский, А.К. Маркова, Н.А. Менчинская, Л.Ф. Обухова, С.Л. Рубинштейн; Ж.Пиаже, Н.Х. Швачкин и др.), психолингвистике (Т.В. Базжина, И.Н. Горелов, И.А. Зимняя, А.А. Леонтьев, Н.И. Лепская; Т.Н. Ушакова, P.M. Фрумкина, А.М. Шахнарович и др.), паралингвистике (Г.В. Колшанский), семиотике и психосемиотике (А.А. Ветров, Е.И. Исенина, Е.Е. Сапогова, Н.Г. Салмина), нейропсихологии (Т.В. Ахутина, А.Р. Лурия, Е.Д. Хомская, Л.С. Цветкова, А.В. Семенович), логопедии (Р.Е. Левина, М.Е. Хватцев, Л.С. Волкова, Г.В. Чиркина, В.А. Ковшиков, В.П. Глухов, А.Н. Корнев и др.) и т.д. -показало, что на сегодняшний день нет единого определения такому понятию как «речь». В одних работах (Г.М. Андреева, Г.В. Колшанский, Р.Якобсон, Кодзасов, Кривнова, В.И. Постовалова) речь синонимизирует с понятием «язык», в других рассматривается «как часть более широкого понятия — язык. При этом, под языком подразумевается орудие (средство) общения, а речь является производимым этим орудием видом общения (Лингвистический энциклопедический словарь), в третьих, наоборот, «речь содержит язык в качестве одной из своих сторон» (А.А. Ветров). Нет единства и среди психологов. Так, речь понимается и как средство общения (М.И. Лисина, М.Г. Елагина, С.В. Корницкая, С.Ю. Мещерякова и др.), и как форма общения людей посредством языка (В.П. Зинченко, Б.Г. Мещеряков), икак самостоятельная деятельность (А.Н. Леонтьев, А.А. Леонтьев), и как психологический процесс формулирования и передачи мысли сред­ствами языка (А.Р. Лурия).

В лингвистических, психолингвистических и психофизиологических работах последних лет (2000–2010гг.), посвященных речевому онтогенезу,ряд авторов указывает на тесную взаимосвязь речи и языка, обозначая процессы, функции и механизмы как речеязыковые (Т.Н. Ушакова, 2008), при этомпредметом исследований становится «психологический компонент», наблюдаемый с первых дней жизни еще в крике (Т.Н. Ушакова, 2008).

Наиболее четко понятия «речь» и «язык» разделялись первоначально в лингвистике (язык рассматривался как совокупность фонетических, лексических и грамматических средств). Швейцарским лингвистом Ф.де Соссюром язык, отличаясь от речи, определялся как основа для ее овладения. Несомненным являлось и указание на тесную взаимосвязь (не взаимозаменяемость!), дихотомию речи и языка: язык – это система знаков, а речь – процесс, «акт индивидуального пользования языком» (И.А. Зимняя, 2001).

Очень близким к такому пониманию языка, «состоящего из случайных символов, связанных самым различным образом» (т.е. система знаков) находился и И.А. Бодуэн де Куртенэ (А.А. Леонтьев, 2003). Однако вклад ученого в том, что он сформулировал положениео необходимости различения бессознательного течения и сознательного регулирования языковых процессов (Л.В. Щерба). Таким образом, мы можем наблюдать попытки выделения в целостном процессе говорения с одной стороны – саму систему знаков (и правил, и закономерностей ее развития и функционирования), с другой – сознательное регулирование «языковой жизни» (А.А. Леонтьев,2003). По существу речь идет о языковой и речевой компетенции. Продолжение данного направления наблюдалось в работах Л.В. Щербы (им были выделены речевая организация, языковая система и языковой материал).

Современная лингвистика, исходя из понимания языка как «сложной системы кодов, обозначающих предметы, признаки, действия или отношения, которые несут функцию кодирования, передачи информации и введения ее в различные системы» (А.Р. Лурия), а такжекак «совокупности языковых единиц разного ранга (звуков, морфем, слов, предложений), правил их конструирования и употребления (С.Н. Цейтлин, 2000), «…системы существующих, социально закрепленных знаков, соотносящих понятийное содержание и типовое звучание, а также системы правил их употребления и сочетаемости…» (Г.В. Чиркина), как «формы существования знаний в виде системы знаков» (Н.Г. Салмина, 1988), постепенно изменяет и предмет своей науки, рассматривая языковые средства применительно к системе значений в процессе речевого общения (А.А. Леонтьев, 2003). Отсюда в современной лингвистике выделяются два подхода – лингвистический, т.е. структурно-функциональный способ исследования языка как системы, включая ее разные уровни (фонетический, морфологический и т.д.) (О.С. Ахманова) и семиотический подход – как направленность на исследование связи знака и значения с выделением синтаксического, семантического и парадигматического уровней (Ю.С. Степанов, Е.И. Исенина, M.Hallidayи др.). При этом языковые знаки являются лишь одним из классов знаков (Н.Г. Салмина, 1988).

Понятие «речь» не столь однозначно представлено в литературе. Совсем непродолжительный период в отечественной науке (психологии) речь рассматривалась как психическое явление, как самостоятельная высшая психическая функция, как культурная форма поведения (Л.С. Выготский), как «форма существования сознания (мыслей, чувств, переживаний) для другого, служащая средством общения с ним, и форма обобщенного отражения действительности» (С.Л. Рубинштейн), «своеобразный, специфический человеческий способ формирования и формулирования мысли посредством языка» (А.Н. Леонтьев), как «…одна из форм коммуникации людей, которая обеспечивает формирование, передачу и восприятие информации…» (Л.А. Орбели).

В ранних работах С.Л. Рубинштейна речь рассматривалась как «язык, функционирующий в контексте индивидуального сознания», при этом он указывал, что речь не тождественна языку «так же, как индивидуальное сознание отлично от общественного сознания, психология от идеологии…». Позже речь была представлена им как «средство сознательного воздействия и сообщения, осуществляемых на основе семантического содержания речи». По мнению С.Л. Рубинштейна, сознательной речь может стать только в случае осознания говорящим цели.Следует обратить внимание на указание о том, что речь есть только там, где есть семантика, значение, имеющие материальный носитель в виде звука, жеста, зрительного образа и т.д.. Рассматривая отношение мышления и речи (чему было посвящено много работ как отечественных исследователей, так и зарубежных), Рубинштейн, придерживался мнения о неправомерности сведения мышления к речи, признавая ведущие позиции за мышлением.

Дальнейшее развития психологического подхода к пониманию речи было связано с работами И.П. Павлова: «речь, являясь средством общения, становится вместе с тем и средством углубленного анализа и синтеза действительности, и, что особенно важно, «высшим регулятором поведения». Учитывая данный подход, А.Р. Лурия указывал на огромную роль речи в формировании психических процессов.

Достаточно обширное экспериментальное исследование речи как средства общения было проведено в контексте концепции о генезисе общения как коммуникативной деятельности (М.И. Лисина, В.В. Ветрова, Д.Б. Годовикова, А.К. Маркова и др.).

Интересен на наш взгляд, и подход Д.Б. Эльконина (1958) к этому процессу:«интенсивное развитие речи в раннем возрасте свидетельствует о том, что речь надо рассматривать не как функцию, а как особый предмет, которым ребенок овладевает так же, как он овладевает другими орудиями (ложкой, карандашом и пр.). Развитие речи — это «веточка» в развитии самостоятельной предметной деятельности. И во многом это развитие зависит от тех условий, в которых происходит воспитание ребенка».

Однако наиболее целостно речь как психологическое понятие была представлена в теориях Л.С. Выготского и Ж.Пиаже. Л.С. Выготским речь рассматривалась в контексте понятия «высшая психическая функция». Разделяя психические функции на натуральные и культурные, Л.С. Выготский называл натуральными психические процессы, осуществляющиеся без опосредования знаками, а высшими такие психические функции, которые осуществляются благодаря вспомогательным средствам. ВПФ представляют активную форму личности в ее проявлениях. Проблема ВПФ рассматривается в культурно-исторической теории именно как высшая форма поведения, отличающаяся от элементарного созданием и употреблением искусственных стимулов в качестве вспомогательных средств для овладения собственными реакциями. «В младенческом возрасте заложены генетические корни двух основных культурных форм поведения – употребление орудий и человеческой речи». Опосредование является «основой аналогии между знаком и орудием», тем общим моментом, который объединяет эти формы. А основной «точкой расхождения» (Л.С,Выготский) является их направленность: орудие «направлено вовне», оно есть средство внешней деятельности… (вызывая изменения в объекте), а знак — внутрь, это «средство психологического воздействия на поведение — чужое или свое, средство внутренней деятельности» (Г.Г. Кравцов). «Исходной единицей анализа при рассмотрении проблемы опосредования является действие, определяющееся своей целью и способом, состоящим из операций и соответствующих им орудий-средств» (Г.Г. Кравцов). А.Н. Леонтьев отмечал: «Орудие служит проводником воздействия человека на объект его деятельности, оно направлено вовне, оно должно вызывать те или иные изменения в объекте, оно есть средство внешней деятельности человека, направленной на покорение природы. Знак ничего не изменяет в объекте психологической операции, но он есть средство психологического воздействия на поведение – чужое или свое, средство внутренней деятельности, направленной на овладение самим человеком; знак направлен внутрь».

Образование рефлекторного механизма, с одной стороны, и социальная жизнь и взаимодействие людей с другой, являются необходимыми условиями формирования культурных функций. Для натуральных психических процессовхарактерна временная связь, устанавливающаяся благодаря совпадению двух раздражителей, одновременно воздействующих на организм. Для культурных — временная связь, которая создается самим человеком с помощью искусственного сочетания стимулов. Среди всех же систем социальной связи центральной является речь. При этом, как всякая система, она проходит такие этапы в формировании, как интерпсихологический- коллективная форма поведения и интрапсихологический – индивидуальная форма поведения.

В связи с развитием в отечественной психологии деятельностного подхода (А.Н. Леонтьев) первоначально в работах Н.И. Жинкина, а затем и А.А. Леонтьева речь стала рассматриваться именно как речевая деятельность, которой были присущи и целевая, и мотивационная, и исполнительная стороны (как и любой другой деятельности). Это позволило говорить о «речевой деятельности» (Л.В. Щерба, А.А. Леонтьев) как «частном случае знаковой деятельности», как «деятельности (поведении) человека, в той или иной мере опосредованной знаками языка» (А.А. Леонтьев, 2003), в которой «выделяются средства (языковая система) и способ (речь) формирования и формулирования мысли, выступающего в качестве предмета речевой деятельности» (И.А. Зимняя, 2001). Под речью в рамках данной концепции понимается «процесс порождения и восприятия речевых высказываний…совокупность способов осуществления речевой деятельности» (В.А. Ковшиков, В.П. Глухов, 2007).

Разнообразные признаки лежат в основе многочисленных классификаций форм и видов речи (внешняя устная (включая диалогическую, монологическую и полилогическую формы), внешняя письменная и внутренняя речь; автономная, эгоцентрическая, внутренняя речь; экспрессивная и импрессивная формы; неавтоматизированная и автоматизированная; ситуативная, контекстная и внеситуационная; рациональная и эмоциональная; обиходная, деловая и т.д.). Современные психолингвисты во всех этих случаях рассматривают речь как «вид реализации речевой деятельности» (В.А. Ковшиков, В.П. Глухов, 2007).Тем не менее, А.А. Леонтьев указывал позже, что «строго говоря, речевой деятельности как таковой не существует. Есть лишь система речевых действий, входящих в какую-то деятельность – целиком теоретическую, интеллектуальную или частично практическую. С одной речью человеку делать нечего: она не самоцель, а средство, орудие, хотя и может по-разному использоваться в разных видах деятельности…» (2003).

В современной зарубежной литературе существуют два термина для обозначения выделенных выше явлений — термины «speech» («речь») и «language» («язык»). Данное деление связано с теоретическим подходом Н.Хомского (N.Chomsky), в грамматической модели которого разграничиваются языковая способность (способность говорить) и языковая активность (высказывания носителя языка). Отсюда под термином «speech» понимается физический процесс говорения, которым мы озвучиваем язык, включающий в себя артикуляцию, голос и плавность: «речь – это материальный физический процесс, результатом которого являются звуки речи» (Д.Слобин). Под термином «language»- понимание других и умение выразить, что хотим, использование слов и предложений для коммуникации, понимание устного и письменного текста, прагматика, морфология, грамматика, словообразование, построение фразы: «язык – это абстрактная система значений и языковых структур» (Д.Слобин).

Огромный экспериментальный материал, собранный зарубежными (в первую очередь, американскими, английскими и отчасти немецкими) лингвистами и психолингвистами, представлен исследованиями именно в рамках понятия «language»: модели усвоения языка (N.Chomsky, H.Gardner, E.Batesи др.), теории овладения фонологией (D.Olmsted, R.Jacobson, D.Ingram, C.Fergusonи др.), лексикой (J.Fodor, E.Bates, D.Thal, V.Marchmanи др.), грамматикой (N.Chomsky, Дж.Брунер, Д.Слобин и др.) и др. Очень много исследований в русле зарубежной психолингвистики было выполнено в связи с изучением роли языка в интеллектуальном развитии.

Большинством современных зарубежных авторов понятие «language» определяется как код для репрезентации мысли с помощью системы произвольных сигналов в процессе коммуникации. При этом данное понятие включает такие блоки, как «содержание» (т.е. о чем говорят или как понимают высказывание), «форма» (интонация, последовательность в высказывании) и «использование» (мотив говорения) (L.Bloom, M.Lahey, 2000). Мы видим, что содержание этого понятия достаточно близко содержанию отечественных понятий «язык», «речь», «речевая деятельность». Однако термин «language» переводится с английского термином «язык», что вносит путаницу в осмысление имеющихся зарубежных материалов. Это важно понимать, т.к. на современном этапе отечественные специалисты, имея широкий доступ к англоязычной литературе, проводят аналогичные экспериментальные исследования на русскоязычном материале, при этом используя оригинальные термины, либо вкладывая аналогичное содержание в понятие «речь».

В связи с тем, что интерес для нас представляет период от рождения, который многими называется «доречевым», проанализируем складывающуюся ситуацию. Исходя из упомянутого выше определения «речевая деятельность», обнаруживается, что данный термин может быть применим лишь к тому периоду, когда сформированы какие-либо языковые средства и появляется мысль, т.е. примерно после двух лет (когда происходит «перекрест» речи и мышления по Выготскому). А как же обозначить процессы, наблюдаемые на первом году жизни и отчасти в раннем возрасте? Большинством исследователей используются термины «развитие речи, предпосылки речи, онтогенез речи, доречевой период, ранняя детская речь и т.д.», в случаях дизонтогенеза используется в основном термин «речь» (включающий и понимание, и вокальную продукцию, и прагматические аспекты коммуникации, и объем словаря – задержка речевого развития, отсутствие речи, нарушения речи, отклонения речевого развития (Л.С. Волкова, Р.И. Лалаева, Г.В. Чиркина и др.)). Лишь некоторыми авторами предлагается термин «речеязыковая» способность (Т.Н. Ушакова, 2008), или «начальный этап языкового развития» (Т.В. Базжина), или «протоязык» (Е.И. Исенина), или «дисгармоничное патологическое развитие функциональной системы языка и речи» (А.Н. Корнев, 2006).

Выводы

1. В настоящее время исследователи, говоря «речь», подразумевают именно речевую деятельность, включающую в себя речевые действия (с «означаемым» – предметом высказывания — и «означающим» – языковой формой выражения) и операции (сличение, выбор языковых и смысловых элементов, замены и т.д.) (И.А. Зимняя, А.А. Леонтьев). Т.о. речевая деятельность представлена как более широкое понятие, включающее в себя и «речь», и «язык» (языковые способности), как целое и части (А.А. Залевская, И.А. Зимняя, А.М. Шахнарович и др.).

2. Теоретический анализ позволяет говорить о том, что на сегодняшний день не решен вопрос о содержании понятия «речь». Во-первых, не определен (с психологической позиции) статус речи – свойство, процесс, самостоятельная деятельность, деятельность общения, форма общения, средство и т.д. Во-вторых, вытекающее из первого как следствие, содержание этого понятия зависит от подхода, в рамках которого оно рассматривается.

3. В последнее время появилось достаточно большое количество указаний, ссылок в литературных источниках на наличие наблюдаемых в начальный период («дословесный») развития явлений двоякого рода:

- предпочтение биологической основы для языка и социальной для речи;

- исследуя этап крика, с очевидностью можно показать, что языковая и коммуникативная компетенции возни­кают раздельно» (Т.В. Базжина, 2008);

- «целесообразно иметь две «науки о звуках», одна из которых ориентировалась бы на речь, другая – на язык» (Н.С. Трубецкой);

- «крик представляет двустороннее единство внешнего звукового проявления и скрытого психического субъективного содержания» (Т.Н. Ушакова, 2008);

- «лепет бывает разным – для себя и для других» (С.Н. Цейтлин, 2000);

- известное явление в лингвистике: в семантическом оформлении высказывания формирование идет от «крупных» единиц к «мелким», а в звуковом – от «мелких» к «крупным»;

- «лексический взрыв» наблюдается только в экспрессивной речи, в импрессивной речи накопление идет плавно (С.Н. Цейтлин, 2000);

- «гораздо существеннее с психологической стороны произведенное К. Бюлером выделение симпрактической и симфизической речи (Male и Marken). Симпрактическая речь — это речь, вплетенная в неречевую ситуацию; симфизическая — речь, выступающая как признак вещи» (Леонтьев А.А.).

4. В контексте культурно-исторической теории именно с помощью речи натуральные психические функции становятся высшими. Однако встает вопрос о том, в какой период и каким образом она это выполняет.

Для ответа на поставленные вопросы необходимо определить психологический статус речи и тщательно изучить генезис ее формирования.

Литература

1.Выготский Л.С. Психология. – М., 2000

2.Ковшиков В.А. Психолингвистика. Теория речевой деятельности/В.А. Ковшиков, В.П. Глухов. – М., 2007

3.Корнев А.Н. Основы логопатологии детского возраста: клинические и психологические аспекты. – СПб, 2006

4.Кравцов Г.Г. Проблема опосредствования в психологии личности/Школа Л.С. Выготского сегодня / Отв. ред. В.Т. Кудрявцев. М.: РГГУ, 2005.

5.Леонтьев А.А. Основы психолингвистики- М.; СПб, 2003

6.Речь ребенка: Проблемы и решения/Под ред.Т.Н. Ушаковой. – М. 2008

7.Салмина Н.Г. Знак и символ в обучении. – М., 1988

8.Цейтлин С.Н. Язык и ребенок: Лингвистика детской речи. – М., 2000

9.Эльконин Д.Б. Развитие речи в дошкольном возрасте. – М., 1958

10.Bloom L., Lahey M. Language Development and Language Disoders. -N-Y, London, 2000

Смотрите также:
Развитие младенца и ребенка раннего возраста: диагностика и корекция

Ближайшие курсы
10 ноября  |  Москва
Данный семинар организован для психологов, социальных работников и представителей других специальностей, ведущих групповую и индивидуальную работу с беременными женщинами, работающих в учреждениях родовспоможения, занимающихся сопровождением в родах. Цель: ознакомление с основами акушерской физиологии и патологии, формирование адекватного представление о ведении перинатального периода.
17-18-19 ноября |  Москва
Действует скидка до 15 октября!
Семинар рассчитан на психологов, студентов старших курсов а также медицинских и социальных работников, занимающихся сопровождением женщин, нуждающихся в психологической поддержке в связи с проблемами с зачатием, вынашиванием и рождением ребенка
4-5 ноября |  Москва
Действует скидка до 15 октября!
Семинар ориентирован на специалистов, которые занимаются психологическим сопровождением женщин и супружеских пар, использующих ЭКО. На семинаре будет рассмотрен период от поддержки при постановке диагноза «бесплодие» и неудачных попытках оплодотворения, помощи при включении в протокол ЭКО и в дальнейшей беременности, до первых лет жизни ребенка, включая вопросы его психического развития, функционирования диады «мать — дитя», особенностей материнской сферы женщин, зачавших путем ЭКО.
© 2004—2017 АНО «Родительский Дом»
© 2004—2017 Научно-методический проект «Перинатальная психология» Psymama.ru
       Psymama.ru
●  О Центре
●  Наши специалисты
●  Консультации
●  Контакты
●  Наши партнеры
Образовательные программы
●  Повышение квалификации
●  Авторские семинары
Запись на курсы
●  По телефону: +7 (495) 772–69–26
●  WhatsApp: +7 (926) 402–71–97
●  Через онлайн-форму
●  По email: info@psymama.ru
●  Организационные вопросы и ответы