АНО "Родительский Дом"
О проекте  | Cпециалисты  | Контакты  Запись на курсы:  онлайн-форма  |  +7 (495) 772–69–26
Перинатальная психология
для специалистов
Образовательные программы по перинатальной психологии Образовательные программы по раннему возрасту Специальные программы
     |   |   |   |   |   
     

Подписаться на новости по перинатальной психологии

Школа для Пап и Мам
Школа для Пап и Мам
Планирование беременности. Курсы подготовки к родам. Психологические консультации.

ПСИХОЛОГИЯ РЕПРОДУКТИВНОЙ СФЕРЫ ЧЕЛОВЕКА: МЕТОДОЛОГИЯ, ТЕОРИЯ, ПРАКТИКА

Филиппова Г.Г. Психология репродуктивной сферы человека: методология, теория, практика. [Электронный ресурс] // Медицинская психология в России: электрон. науч. журн. 2011. N 6. URL: http:// medpsy.ru

Аннотация. Предлагается определение репродуктивной сферы, выделяются ее структура, психологические и физиологические механизмы реализации, обосновываются направления практической работы. Методология психологии репродуктивной сферы как самостоятельного направления современной перинатальной психологии основана на эволюционно-системном и субъектно-деятельностном подходах, концепции интегральной индивидуальности В.С. Мерлина, теории функциональных систем П.К. Анохина, учении о доминанте А.А. Ухтомского.

Ключевые слова: репродуктивная функция, нарушения репродуктивного здоровья, репродуктивная сфера, строение репродуктивной сферы, психологические и физиологические механизмы репродуктивной сферы.

Нарушения репродуктивного здоровья в последние годы становятся все более распространенными, что привело к появлению целого направления в медицине – репродуктивной медицины. В настоящее время огромное количество семей имеют те или иные проблемы с зачатием, вынашиванием и рождением детей. Разумеется, увеличиваются и психологические проблемы, связанные с нарушениями репродуктивного здоровья. Эти проблемы в последнее десятилетие активно изучаются в психологии и психотерапии, что позволило выявить не только психологические последствия нарушений репродуктивного здоровья у женщин и мужчин, но и психологические причины возникновения этих нарушений. Кроме того, оказалось, что психологические аспекты репродуктивного здоровья имеют свою специфику, отличную от тех соотношений психических и соматических систем человека, которые сформулированы в общей психосоматике и психологии телесности.

В исследованиях психологических особенностей беременных женщин с нарушениями течения беременности, а также женщин, страдающих бесплодием и невынашиванием беременности, показано, что эти женщины характеризуются личностной незрелостью, имеют нарушения полоролевой идентификации, для них характерны дезадаптивные формы переживания стрессовых ситуаций в форме соматизации [1; 3; 4; 7; 9; 14; 16; 19; 22; 24; 28]. У всех этих женщин выявлены особенности материнской сферы, свидетельствующие о разных формах психологической неготовности к материнству [5; 9; 23; 31; 32; 32; 34; 35; 38; 39]. Важнейшим компонентом психологической готовности к материнству является мотивационная готовность. Последнюю можно коротко описать как принятие (на неосознаваемом и осознаваемом уровнях) задачи рождения ребенка, видение в этом жизненного смысла, адекватно и динамично встроенного в общую иерархию смысложизненных ориентаций женщины, что обеспечивает своевременное формирование доминанты материнства, установление диадических отношений и последующую сепарацию в диаде «мать-дитя». В имеющихся в этой области исследованиях показано, что психологическим фактором, провоцирующим и усугубляющим нарушения репродуктивного здоровья, является конфликт в материнской сфере женщины, выражающийся в желании стать матерью и неготовностью к принятию материнской роли [23; 31; 32; 34]. Такая неготовность связана с личностными особенностями, указанными выше, негативным опытом взаимодействия с собственной матерью, проблемами в раннем развитии личности и полоролевой идентичности, семейной историей и рядом других психологических причин. В результате этот внутренний конфликт создает ситуацию острой напряженности, которую женщина не может преодолеть конструктивно, что ведет к появлению соматизаций, проявляющихся в нарушении репродуктивной функции. Показателями наличия внутреннего конфликта в материнской сфере у женщин с нарушениями репродуктивного здоровья являются: конфликтный и тревожный образ будущего ребенка; объектное отношение к ребенку; отсутствие эмоционального принятия будущего ребенка; конфликтный образ себя как матери; эйфорическое или дискомфортное отношение к собственной материнской позиции; тревожный или конфликтный образ своей матери [5; 31; 38]. Важная, а возможно, ведущая роль психологической неготовности к материнству в появлении нарушений репродуктивного здоровья подтверждается исследованиями других форм нарушения репродуктивной функции, например осознанного отказа от рождения детей или отказа от воспитания уже рожденных детей. У таких женщин обнаружены особенности материнской сферы, сходные с таковыми у женщин с нарушением репродуктивного здоровья (по готовности к принятию ребенка, роли матери, особенностям онтогенеза материнской сферы) [13].

В последние годы в новой, но уже устоявшейся области психологии – перинатальной психологии – для изучения проблем, связанных с реализацией репродуктивной функции и нарушениями репродуктивного здоровья выделилось новое направление – психология репродуктивной сферы [39]. Это обусловлено двумя обстоятельствами. Первое – это запрос со стороны современных науки и практики на выявление роли психического компонента в этиологии нарушений репродуктивной функции у женщин и мужчин и разработку диагностических методик и приемов практической работы в этой области. Второе обстоятельство – это закономерность процесса развития науки, на определенном этапе которого происходит дифференциация отдельных направлений, выделяющих свой узкий предмет исследования. В свою очередь это характеризует перинатальную психологию как устоявшуюся и перспективно развивающуюся область психологии. Проведенные в этом направлении теоретические и эмпирические исследования позволяют предложить подход, в котором реализация репродуктивной функции рассматривается с позиций современного системного подхода и теории функциональных систем, что позволяет обосновать ее строение, функции, механизмы реализации, а также выделить психологические факторы нарушений репродуктивного здоровья.

Обоснование понятия «репродуктивная сфера».

В биологии для структурирования поведения индивида относительно обеспечения основных задач жизнедеятельности используется функциональный подход, в рамках которого выделяются функциональные сферы поведения (Х. Хайнд [40], Т. Тинберген [26] и др.). Они представляют собой совокупность всех форм активности, которые направлены на реализацию определенной функции: обеспечение условий существования, питания, размножения. На психическом уровне любое поведение обусловлено наличием потребности, для удовлетворения которой оно осуществляется. В основе функциональных сфер поведения лежит одна или набор потребностей, удовлетворяя которые, субъект обеспечивает соответствующую функцию в жизнедеятельности. В этологии выделяются три основных функциональных сферы поведения. Первая сфера получила название пищевой, вторая – комфортной, третья – репродуктивной. В этологии рассматривается поведенческий аспект жизнедеятельности, это отражается в названии единицы анализа – функциональная сфера поведения.

С психологической точки зрения каждая сфера поведения обеспечена на субъективном уровне набором «родственных» потребностей, объектов и условий, их удовлетворяющих, способов достижения этих условий и овладения содержащими предмет данной потребности объектами. Организация всей активности субъекта, направленной на удовлетворение потребности, в психологии определяется как деятельность. Таким образом, психологический аспект анализа выделяет мотивационно-потребностное обеспечение деятельности, направленного на реализацию определенной жизненной функции. В психологии при анализе мотивационного обеспечения деятельности используется понятие «мотивацонно-потребностная сфера». Под мотивационно-потребностной сферой личности понимается совокупность потребностей, их иерархическая организация и мотивационное обеспечение взаимоотношений субъекта с миром, регулирующее деятельность по удовлетворению этих потребностей в конкретных условиях. Мотивация на психическом уровне презентирует субъекту потребность и является побуждающим и направляющим механизмом организации деятельности по удовлетворению этой потребности. С другой стороны мотивация определяет и выбор средств осуществления деятельности. Ценностно-смысловые образования определяют организацию жизнедеятельности субъекта по удовлетворению потребности в соответствии с принятыми в данной культуре правилами. При этом основные функциональные сферы, обеспечивающие жизнедеятельность субъекта, остаются такими же, как они сформировались в эволюции, но, разумеется, у человека эти сферы дифференцируются и появляются новые (как внутри основных функциональных сфер, так и на их пересечении). Подробно эта проблема рассмотрена в монографии и докторской диссертации автора [36; 38]. Таким образом, с психологической точки зрения, опираясь на классические и современные представления системного подхода можно определить всю мотивационно-потребностную сферу человека как совокупность более узких, или конкретных (локальных) мотивационно-потребностных сфер, также разделяемых по функциональному критерию, который отражает связь мотивационно-потребностных механизмов с реализацией определенной функции жизнедеятельности. Сама функция представлена субъекту в форме потребностей, удовлетворение которых и обеспечивает реализацию этой функции.

В физиологии изучаются физиологические механизмы регуляции поведения, посредством которого осуществляется взаимодействие субъекта с миром. Объединение физиологичесих механизмов (морфо-соматических систем и нейро-гуморального обеспечения их функционирования) для реализации какой-либо задачи жизнедеятельности получило название «функциональная система». Закономерности работы таких систем сформулированы в теории функциональных систем П.К. Анохина [2]. Отдельные функциональные системы объединяются между собой для реализации более или менее крупной задачи жизнедеятельности по механизму доминанты, который сформулирован в теории А.А. Ухтомского [30]. Уже в работах А.А. Ухтомского и в развитии его учения понятие доминанты расширилось до организации не только физиологических, но и всех остальных систем обеспечения жизненной функции субъекта, включая поведение и психику. В структуре доминанты психике отводится регулирующая роль. Это связано с тем, что в работе доминанты ведущей частью является соответствующее мотивационное образование – как презентация субъекту главной в каждый момент его жизнедеятельности потребности, которая обуславливает, по П.К. Анохину, деятельность ведущей в данный момент функциональной системы. Причем в работах А.А. Ухтомского, П.К. Анохина и их последователей постоянно подчеркивается, что в каждый момент времени доминировать в организме может только одна функциональная система, которая является ведущей в этот момент для выживаемости индивида или его приспособления к окружающей среде. Это положение является чрезвычайно важным для анализа механизмов реализации репродуктивной функции человека и ее нарушений.

По А.А. Ухтомскому доминанта – как констелляция нервных центров – организует все «исполнительные органы», принадлежащие к различным анатомо-физиологическим системам, для решения задачи, выдвигаемой средой. Таким образом, происходит объединение в единую, слаженно функционирующую систему всех частей организма, связанных с решением конкретной актуальной задачи жизнедеятельности. Ряд простых физиологических задач могут решаться на уровне объединения соматических органов и их нейро-гуморальной регуляции (что и рассматривалось изначально в теории доминанты и теории функциональных систем). Однако выход на уровень решения более сложных задач жизнедеятельности субъекта потребовал привлечения механизмов, обеспечивающих поведение – как взаимодействие с объектами среды, что повлекло за собой обращение к анализу психических механизмов, регулирующих поведение субъекта. Это отразилось в углублении изучения мотивационного компонента доминанты, который уже относится к области психологии. Общие принципы теории функциональных систем и учения о доминанте при этом остаются теми же. В психологии эти принципы относительно анализа мотивационного уровня реализованы в теории установки Д.Н. Узнадзе [29], а применительно к психической регуляции движения как «единицы анализа» функций психики – в работах В.П. Зинченко [11]. Подход к интерпретации всех составляющих целостного субъекта – как единой системы, развивается в современном субъектно-деятельностном подходе. Взаимосвязь психики и соматики объединена в психосоматическом подходе, психики и физиологии нервной системы – в психофизиологическом, психики и телесности – в психологии телесности. Но до сих пор нет подходов, с помощью которых можно было бы рассмотреть объединение всех механизмов для реализации определенной крупной задачи жизнедеятельности, для которой необходимо сочетание всех психических механизмов (мотивационно-потребностных, ценностно-смысловых, эмоциональных, когнитивных), физиологических (включающих соматические, нейро-гуморальные, физиологические компоненты) и поведенческих (осуществляемых на телесном уровне). А именно такой и является та задача жизнедеятельности, которая называется «репродуктивная функция». Она включает физиологические механизмы (соматические системы и их нейро-гуморальную регуляцию), мотивационно-потребностные и ценностно-смысловые образования, обеспечивающие направленность на выполнение определенного поведения, и само это поведение. Родить и воспитать ребенка – это не только выносить беременность, но перестроить всю свою жизнь для его выращивания и воспитания. В результате оказывается, что до сих пор нет единого теоретического подхода, позволяющего выявить взаимосвязи между всеми «этажами» этого сложнейшего образования, и анализ причин нарушений этой важнейшей функции человека соскальзывает то в чистую физиологию (репродуктивная медицина), то в чистую психологию (психология и тем более психоанализ беременности и материнства). Как было отмечено выше, на уровне корреляции выявлены связи нарушений репродуктивной функции у женщин и мужчин с психологической неготовностью к родительству. В качестве каузального фактора психологические причины обоснованы с позиции онтогенеза материнства и отцовства. Все исследования в этом направлении показывают, что нарушения репродуктивной функции всех форм (физиологические, психологические, поведенческие) связаны с искажением онтогенеза родительской сферы. Однако пока это только феноменологический уровень исследования, с которого по логике развития науки следует переходить на структурно-функциональный, а затем на системный. Поскольку системный подход в современной психологии уже разработан, то переход на функционально-структурный уровень анализа репродуктивной функции может и должен осуществляться с ориентацией на основные законы систем. В данном случае целесообразно опираться на имеющийся в психологии подход, в котором предлагается объединение в единую систему всех сторон жизнедеятельности субъекта – концепция интегральной индивидуальности В.С. Мерлина [20]. В современной психологии концепция В.С. Мерлина является одной из сторон более общего эволюционно-системного подхода [18]. В.С. Мерлин определяет интегральную индивидуальность как индивидуально неповторимое сочетание свойств различных «ступеней развития материи» у человека: биохимических, соматических, нейродинамических, свойств личности и т.д. Под интеграцией понимаются разноуровневые связи между индивидуальными биохимическими, соматотипическими, нейродинамическими, психодинамическими, личностными, социально-психологическими свойствами человека, которые определены не только каузально между собой, но и иным типом детерминации – связанным с той конкретной задачей жизнедеятельности, для которой они, собственно, и интегрируются. В этой связи А.А. Ухтомский [30] утверждал, что по отношению к доминирующей функциональной системе все другие системы выстраиваются в определенном иерархическом порядке, начиная от молекулярного уровня, вплоть до организменного и социально-общественного уровня. Таким образом, конкретизируя идеи П.К. Анохина, А.А. Ухтомского и В.С. Мерлина для целей анализа репродуктивной функции, можно заключить, что все системы субъекта иерархически организованы для реализации определенной функции жизнедеятельности, которая в данный момент является ведущей. В нашем случае это функция репродуктивная, в реализации которой задействованы все «этажи» человека как системы.

Далее, опираясь на выделение в этологи функциональных сфер поведения, в физиологии – функциональных систем и учения о доминанте, в психологии – деятельности, организованной для удовлетворения потребности и регулируемой мотивационными и ценностно-смысловыми образованиями, а также на представление об интегральной индивидуальности, в которой все эти составляющие иерархически организованы для реализации задач жизнедеятельности, можно предложить разделение всей жизнедеятельности человека на функциональные сферы по принципу реализации главный на данный момент задачи жизнедеятельности. В этом случае ведущим становится принцип доминанты, которая возникает для организации всех частных функциональных систем в единую уже не просто систему, а целую сферу, так как в ней сочетаются разные по механизмам и реализации системы – физиологическая, психическая, поведенческая, но они при этом не являются эклектически сложенными, а взаимообуславливают друг друга. В этом отношении анализ выходит на новый системный уровень, и перечисленные системы становятся подсистемами. Ведущая для данного момента жизнедеятельности задача представлена потребностью, которая сама имеет физиологический уровень. На психологическом уровне потребность презентируется в форме мотивации, опосредуется ценностно-смысловыми образованиям личности. Эти образования направляют поведение, которое осуществляется за счет физиологических механизмов. До сих пор, относительно отдельно от всей этой сложной системы, рассматривались соматические системы, только в психосоматике их «подключение» интерпретируется как проявление защитных механизмов. Однако осуществление репродуктивной функции требует включения в это объединение и соматических систем, а значит подключается еще один «исполнительный этаж», который является непосредственным «участником» реализации данной функциональной задачи. Собственно, влияние мотивации рождения ребенка на эффективность осуществления родительства является очевидным. Однако, сам механизм влияния мотивации на «соматический этаж» реализации репродуктивной функции не так прозрачен, особенно когда речь идет об интерпретации их взаимосвязи, то есть о влиянии мотивации рождения ребенка (и психологической готовности к родительству в целом) на осуществление этой соматической составляющей (зачатие, беременность, роды, лактация).

Таким образом, целесообразно объединить все составляющие, задействованные в реализации репродуктивной функции, в общем понятии «репродуктивная сфера». Основываясь на концепции интегральной индивидуальности, можно сказать, что репродуктивная сфера – это динамическое образование, включающее различные системы, объединенные в уровни со связями между ними. Все эти системы можно объединить в три группы: физиологические, психические и поведенческие. Сама структура и динамика связей этих систем регулируется ведущей на данном этапе осуществления репродуктивной функции доминантой. Доминанта формируется при возникновении актуальной мотивации и «подстраивает» под себя все нужные в данный момент «этажи» репродуктивной сферы.

Опираясь на все вышесказанное, мы определяем репродуктивную сферу – как организацию всей жизнедеятельности субъекта, направленную на реализацию репродуктивной функции. Далее для понимания возникающих в осуществлении репродуктивной функции нарушений и обоснования психологической работы в этой области коротко рассмотрим ее структуру и специфические особенности.

Общая характеристика репродуктивной сферы.

Репродуктивная сфера человека имеет свою специфику, которая определяет особенности ее строения и функционирования. Эта специфика связана с потребностями, которые лежат в ее основании, и способами удовлетворения этих потребностей. Для характеристики потребностей репродуктивной сферы воспользуемся классификацией потребностей, введенной И.П. Павловым, который делит все потребности на две основных группы: индивидуальные (или индивидные – направленные на сохранение особи) и видовые (направленные на сохранение вида) [21]. В.К. Вилюнас говорит об индивидных и видовых потребностях по конечному назначению нужд, лежащих в их основе [8]. Это разделение касается сферы размножения. У. Макдауголл, П. Янг, Г. Мюррей потребность в размножении относят к биологическим потребностям наряду с потребностями в пище и т.п. [25] Сама эта потребность называется по-разному. У. Макдауголл говорит о потребности в продолжении рода, В.К. Вилюнас – о потребности в воспроизводстве, П. Янг в потребности в размножении в качестве самостоятельной выделяет сексуальную, К. Мадсен – половую и в уходе за детенышами. И.П. Павлов разделяет потребности сохранения вида на половую и родительскую [8; 21; 25].

Таким образом, «потребность в воспроизводстве (или размножении)» является видовой, и это потребность витальная (то есть жизненно необходимая) для вида, а не для индивида. Потребность в продолжении рода, как потребность вида, представлена на индивидуальном уровне в форме потребностей, обеспечивающих необходимую для этого деятельность субъекта, которая реализуется в половом и родительском поведении. Появление индивидной потребности в воспроизведении (размножении, продолжении рода) возможно у человека на основе осознания. Однако при осознании человеком этих «потребностей вида» и своей роли в их реализации возможно противопоставление на индивидуальном уровне необходимости продолжения рода и других потребностей субъекта. Но, поскольку рождение детей является социально-обусловленной задачей, то противоречие между необходимостью выполнения этой задачи и неготовностью к этому обычно не осознается и проявляется в форме различных защитных механизмов.

Таким образом, получается, что для осуществления репродуктивной функции необходимо выполнение двух относительно самостоятельных на мотивационном и поведенческом уровне видов активности: половой и родительской. Половое поведение направлено на удовлетворение половой потребности, которая на субъектном уровне переживается как индивидная и имеет врожденное обеспечение в виде потребности в половом удовлетворении и частично операциональном составе, а родительское поведение, реализующее видовые потребности, почти не имеет врожденных потребностных механизмов и практически полностью формируется прижизненно (потребности, объект деятельности, операциональный состав и т.д.). Это подтверждается многочисленными нарушениями родительского поведения от полного отсутствия материнской компетентности до искажения материнских чувств и отвержения ребенка.

Психофизиологические механизмы репродуктивной сферы.

В плане регуляции деятельности субъекта репродуктивная сфера, как и любая другая, является функциональной системой. Психофизиологическим механизмом, который организует всю жизнедеятельность субъекта в необходимом направлении, является существование «временного органа» – функциональной системы (П.К. Анохин [2]), которая регулируется посредством ведущей доминанты (А.А. Ухтомский [30]). Все это в полной мере относится к репродуктивной сфере. Реализация репродуктивной сферы осуществляется по общему механизму работы функциональной системы – под руководством соответствующей доминанты. С этих позиций репродуктивная сфера представляет собой систему физиологических и психических механизмов, объединенных для регуляции поведения субъекта, необходимого для реализации задачи репродукции, в которую у человека входит: половое поведение, зачатие, вынашивание, рождение ребенка и его выращивание и воспитание. Каждый из этих этапов представляет собой относительно самостоятельную психофизиологическую функциональную систему, которые связаны между собой посредством последовательно возникающих доминант, объединенных под понятием «доминанта материнства»: половая доминанта, доминанта зачатия, гестационная доминанта, родовая доминанта, лактационная доминанта и пока еще недостаточно определенная с психофизиологической стороны доминанта, обеспечивающая связь матери с ребенком после окончания лактации. Психологическая составляющая последней обозначается как «внутренняя родительская позиция» или другими сходными названиями, означающими привязанность матери к ребенку и ее направленность на заботу о ребенке и его воспитание. Учение о системной структуре и иерархии этих «субдоминант» пока еще в стадии становления, однако, развитие этого направления чрезвычайно перспективно для понимания современных проблем, которые возникают при изменении эволюционно созданной последовательности реализации репродуктивной функции (использование репродуктивных технологий, суррогатного материнства, усыновлений и т.п.).

С обозначенной позиции необходимо выделять системное строение доминанты материнства, включающее субдоминанты и механизм их последовательной реализации с переходом с одной субдоминанты на другую. Эта последовательность обеспечивается наличием и «контрольно-регулирующей» работой «главной» доминанты – именно она и называется «доминанта материнства», которая организует работу сопряженных систем и последовательно реализующихся субдоминант. С одной стороны – это внутренние сопряженные системы (части организма, объединенные в единое функционирование на всех уровнях субъекта), а с другой стороны – это иерархическое объединение субдоминант, обеспечивающее «сквозное» действие материнской доминанты, которая определяет направленность на конечный результат – ребенка (как объект материнства), и организацию жизнедеятельности женщины на каждом этапе «в пользу ребенка». При анализе нарушений работы функциональной системы Г.Н. Крыжановский [15] выделяет в качестве основного принципа работы доминанты механизм подавления активности альтернативных доминант, которые препятствуют осуществлению деятельности ведущей доминанты. Неадекватно усиленные или ослабленные доминантные отношения ведут к нарушению доминирования текущей системы, и альтернативные (или патологические) системы становятся доминантными. При таком рассмотрении становятся понятными современные данные о психологической неготовности к материнству у женщин с нарушениями репродуктивной функции, проявляющиеся в первую очередь в искажении образа ребенка и своего материнства. Также становятся понятными психологические причины недостаточной эффективности ВРТ, обусловленные искажением иерархического строения субдоминант, возникающим при сдвиге мотива на цель (например – подмене основной цели – рождение и воспитание ребенка, установками на получение зачатия или беременности, самого факта преодоления бесплодия – как самоцели). Все это определяет специфику репродуктивной сферы по сравнению с другими функциональными сферами, и, соответственно, специфику теоретического подхода к ее изучению и психологической практики в этой области.

Психосоматические особенности репродуктивной сферы.

Исследования последних лет позволяют охарактеризовать специфику репродуктивной сферы и ее психосоматические особенности, которые в определенной степени отличаются от психосоматических характеристик других функциональных сфер. Основной особенностью репродуктивной сферы является то, что она направлена на реализацию не индивидных, а видовых потребностей. В результате возникает конфликт (на биологическом и психическом уровнях) между этими двумя типами потребностей. Наличие этого конфликта как эволюционного механизма естественного отбора было обозначено в науке на рубеже ХIХ и ХХ веков в исследованиях В.А. Вагнера [6], затем продолжено в работах И.П. Павлова [21], Н.А. Тих [27], а в современной психологии это положение стало основополагающим при изучении психологических проблем у женщин и мужчин с нарушениями репродуктивной функции (Г.Г. Филиппова [31; 32; 39]). У человека разрешение этого конфликта осуществляется как формирование в онтогенезе адекватной биологическим и социально-культурным задачам индивидуальной установки на рождение и воспитание детей, которая в соответствующей жизненной ситуации преобразуется в доминанту материнства и обеспечивает осуществление репродуктивной функции. Разумеется, есть общее и различное в особенностях репродуктивной сферы мужчин и женщин. В данном случае речь идет о женской репродуктивной сфере.

С позиции психосоматического подхода, основанного на признании взаимосвязи физиологических и психических функций, нарушение работы соматической системы может быть вызвано психологической причиной. В психологии реализация репродуктивной функции женщины рассматривается как образование доминанты материнства, при актуализации которой осуществляется системный процесс, обеспечивающий необходимое функционирование всех физиологических и психических механизмов для выполнения этой задачи. Если реализация репродуктивной функции вступает в конфликт с удовлетворением индивидных потребностей, то возникают основания для формирования психосоматических механизмов психологической защиты, мишенью которых становится сама репродуктивная система. Как было показано выше, имеющиеся в современной психологии материнства данные свидетельствуют о том, что во всех случаях нарушения репродуктивной функции сопровождаются искажением психологической составляющей материнской сферы женщины: нет положительного образа будущего материнства; неадекватная ценность ребенка и материнства; есть нарушения полоролевой идентичности; доминирует направленность на сохранение своих ресурсов, опеке по отношению к себе, реализации индивидных потребностей в достижении, самореализации и т.п. в ущерб мотивации удовлетворения потребностей ребенка и обеспечения его развития и самореализации.

Таким образом, по имеющимся в современной психологии данным, при нарушении репродуктивной функции имеет место внутренний конфликт между альтернативными доминантами стремления к материнству (как социально желаемой цели) и стремления к удовлетворению индивидных потребностей, которые подвергаются фрустрации при переходе в материнство. Поскольку репродуктивная функция осуществляется физиологическими механизмами, то одним из вариантов стратегии разрешения этого конфликта является нарушение работы этих механизмов, что полностью согласуется с психосоматическим подходом. Еще одним вариантом взаимосвязи нарушений репродуктивной функции и психического состояния женщины может быть формирование в результате ряда неудач сверхценности ребенка и установки на неудачу, что в соответствии с идеями Г.Н. Крыжановского можно интерпретировать как возникновение неадекватно усиленных доминантных отношений, ведущих к чрезмерному торможению сопряженных систем и усилению альтернативных или патологических доминант [15].

Подытоживая изложенное выше, сформулируем основные положения того направления психологии, которое должно заниматься изучением структуры и функционирования репродуктивной сферы, выявлением причин ее нарушений и разработкой направлений практической психологической работы в этой области. Это направление мы предлагаем обозначить «психология репродуктивной сферы».

Основные положения психологии репродуктивной сферы.

Репродуктивная сфера представляет собой систему физиологических и психических механизмов, объединенных для реализации задачи репродукции, в которую у человека входит: зачатие, вынашивание, рождение ребенка и его выращивание и воспитание. В современной психологии реализация репродуктивной функции женщины рассматривается как образование доминанты материнства, при актуализации которой осуществляется системный процесс, обеспечивающий необходимое функционирование всех физиологических и психических функций для выполнения этой задачи. Можно выделить ряд особенностей репродуктивной сферы, которые отличают ее от остальных сфер жизнедеятельности.

1. Репродуктивная сфера направлена на реализацию не индивидных, а видовых потребностей, не является системой жизнеобеспечения индивида и ее нарушение не угрожает успешности индивидуального существования.

2. Репродуктивная сфера состоит из двух частей – половой и родительской, которые имеют единые физиологические механизмы, но существенно различные психические компоненты: половое поведение направлено на удовлетворение индивидных потребностей, а родительское поведение реализует видовые потребности и может вступать в конфликт с индивидными потребностями.

3. В репродуктивной сфере существует тесная связь между физиологической и психической составляющими, которая проявляется в обязательном сопряженном функционировании этих составляющих на каждом этапе осуществления репродуктивной функции.

4. Регуляция реализации репродуктивной функции осуществляется доминантой материнства, которая включает ряд последовательно актуализирующихся субдоминант, регулирующих выполнение каждого этапа репродуктивной функции.

5. Нарушения репродуктивной функции имеют системный характер и связаны с искажением работы соответствующих доминант, в строении которых включен психический компонент, проявляющийся в форме психологической неготовности к выполнению репродуктивной функции.

Задачи психологической работы с проблемами репродуктивной сферы.

Учитывая системное строение репродуктивной сферы и ведущую роль ее психологического компонента, нарушения репродуктивного здоровья следует рассматривать как системный процесс, имеющий искажение не только физиологической, но и психологической составляющей, которое является проявлением конфликта видовых и индивидных потребностей и выражается в психологической неготовности к материнству. В соответствии с этим психологический подход к работе с нарушениями репродуктивного здоровья состоит в работе не только и не столько с последствиями этих нарушений (тревога и напряжение по поводу затруднений в реализации репродуктивной функции), сколько с психологическими факторами их возникновения – психологической неготовностью к материнству, и предполагает разрешение психологического конфликта между социально обусловленным запросом на рождение детей и внутренними причинами, препятствующими реализации этой задачи.

Таким образом, репродуктивное здоровье человека «не свободно» от психической регуляции так же, как и все остальные формы проявления жизнедеятельности, но при этом имеет свою специфику, усугубляющую роль психических факторов в сохранении и поддержании эффективности репродуктивной функции. Однако именно в этой области психологическая помощь еще не включена в достаточной мере в комплекс профилактических, лечебных и реабилитационных мероприятий. Несмотря на это в исследовательском и практическом плане в психологии уже немало сделано для научного обоснования и внедрения психологической помощи по проблемам нарушений репродуктивного здоровья.

    Литература

  1. Абрамченко В.В. Психосоматическое акушерство / В.В. Абрамченко. – СПб.: Сотис, 2001. – 320 с.
  2. Анохин П.К. Узловые вопросы теории функциональных систем / П.К. Анохин. – М.: Наука, 1980. – 197 с.
  3. Биосоциальная природа материнства и раннего детства / под ред. А.С. Батуева. – СПб.: Изд-во СПбУ, 2007. – 374 с.
  4. Брехман Г.И. Индивидуальные особенности женщин с физиологическим течением и угрозой невынашивания беременности в первом триместре беременности по данным MMPI / Г.И. Брехма, Л.Н. Лапочкина // Журнал практического психолога. – 1996. – № 3. – С. 29–32.
  5. Брутман В.И. Динамика психологического состояния женщины во время беременности и после родов / В.И. Брутман, Г.Г. Филиппова, И.Ю. Хамитова // Вопр. психологии. – 2002. – № 1. – С. 59–69.
  6. Вагнер В.А. Сравнительная психология / В.А. Вагнер; под ред. Г.В. Калягиной. – М.: Институт практич. психологии; Воронеж: МОДЭК,1998. – 192 с.
  7. Васильева В.В. Психофизиология женской репродукции / В.В. Васильева. – Батайск: Батайское книжное изд-во, 2005. – 208 с.
  8. Вилюнас В.К. Психологические механизмы мотивации человека / В.К. Вилюнас. – М.: Изд-во МГУ, 1990. – 288 с.
  9. Грон Е.А. Психологические детерминанты невынашивания беременности / Е.А. Грон // Журнал практического психолога. – 2003. – № 4–5. – С. 109–117.
  10. Добряков И.В. Перинатальная психология / И.В. Добряков. – СПб.: Питер, 2010. – 272 с.
  11. Зинченко В.П. Методологические вопросы психологии / В.П. Зинченко, С.Д. Смирнов. – М.: Изд-во МГУ, 1983. – 165 с.
  12. Изард К. Эмоции человека / К. Изард; пер. с англ. – М.: Изд-во МГУ, 1980. – 440 с.
  13. Исупова О. Материнский отказ от новорожденного: как и почему / О. Исупова. – СПБ.: ЦНСИ, 2003. – 300 с.
  14. Коваленко Н.П. Психопрофилактика и психокоррекция женщины в период беременности, родов (медико-социальные аспекты): автореф. дис. … д-ра психол. наук: 19.00.04 / Н.П. Коваленко. – СПб., 2002. – 44 с.
  15. Крыжановский Г.Н. Детерминантные структуры в патологии нервной системы / Г.Н. Крыжановский. – М.: Медицина, 1980. – 359 с.
  16. Кульчимбаева С.М. Психо¬эмоциональное состояние беременных с привычным невынашиванием / С.М. Кульчимбаева, Н.В. Мамедалиева, Ю.Т. Джангиньдин // Вестн. Рос. ассоциации акушеров-гинекологов. – 2000. – № 3. – С. 41–47.
  17. Леус Т.Н. Представление женщины о себе как о матери до и после родов: автореф. дис. … канд. психол. наук: 19.00.04 / Т.Н. Леус. — М., 2001. – 21 с.
  18. Ломов Б.Ф. Системность в психологии / Б.Ф. Ломов. – М.: Ин-т практич. психологии.– Воронеж: МОДЭК, 1996. – 384 с.
  19. Мальгина Г.Б. Влияние острого психоэмоционального стресса при катастрофе на течение и исход беременности, состояние плода и новорожденного: автореф. дис. … канд. мед. наук: 14.00.01 / Г.Б. Мальгина. – СПб., 1985. – 22 с.
  20. Мерлин В.С. Очерк интегральной индивидуальности / В.С. Мерлин. – М.: Педагогика, 1986. – 448 с.
  21. Павлов И.П. Полное собрание сочинений: в 6 т. Т. 4 / И.П. Павлов; под ред. Э.Ш. Айрапетьянца. – 2-е изд., доп. – М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1951. – 452 с.
  22. Петухова О.К. Психовегетативные нарушения у беременных с привычным невынашиванием беременности и их коррекция методом иглорефлексотерапии: автореф. дис. … канд. мед. наук: 14.00.01 / О.К. Петухова. – М, 1993. – 25 с.
  23. Подобина О.Б. Совладающее поведение женщины на этапе принятия роли матери: дис. … канд. психол. наук: 19.00.05 / О.Б. Подобина. – Курск, 2005. – 211 с.
  24. Психика и роды / под ред. Э.К. Айламазяна. – СПб.: Яблоко СО, 1996. – 120 с.
  25. Психология эмоций. Тексты / под ред. В. Вилюнаса. – М.: Из-во МГУ, 1984. – 303 с.
  26. Тинберген Н. Поведение животных / Н. Тинберген; пер. с англ. – М.: Мир, 1985. – 152 с.
  27. Тих Н.А. Предыстория общества / Н.А. Тих. – Л.: Изд-во ЛГУ, 1970. – 311 с.
  28. Ткаченко Л.В. Особенности психоэмоционального и вегетативного статуса женщин с привычным невынашиванием инфекционно-воспалительного генеза / Л.В. Ткаченко, Я.И. Свиридова // Ранние сроки беременности: проблемы, пути решения, перспективы: материалы I междунар. конф. (Москва, 26 апреля 2002 г). – М. – 2002. – С. 290–293.
  29. Узнадзе Д.Н. Психологические исследования / Д.Н. Узнадзе. – М.: Наука, 1966.– 451 с.
  30. Ухтомский А.А. Доминанта / А.А. Ухтомский. – М.; Л.: Наука, 1966. – 273 с.
  31. Филиппова Г.Г. Нарушение репродуктивной функции и их связь с нарушениями в формировании материнской сферы / Г.Г. Филиппова // Журнал практического психолога. – 2003. – № 4–5. – С. 83–108.
  32. Филиппова Г.Г. Проблемы психологической готовности к беременности у женщин при ВРТ / Г.Г. Филиппова // Репродуктивные технологии сегодня и завтра: материалы ХIХ междунар. конф. (Иркутск, 10–12 сентября 2009 г). – Иркутск. – 2009. – С. 67–68.
  33. Филиппова Г.Г. Проблемы телесности в психологии репродуктивной сферы женщины / Г.Г. Филиппова // Междисциплинарные проблемы психологии телесности: материалы межведомствен. науч.-практич. конф. (Москва, 20–21 октября 2004). – М.: Изд-во МГУ, 2004. – С. 367–379.
  34. Филиппова Г.Г. Психологическая адаптация к беременности и родительству в супружеских парах с бесплодием и невынашиванием в анамнезе / Г.Г. Филиппова // Психологические проблемы современной семьи: материалы IV междунар. науч. конф. (Москва, 21–23 октября 2009г). – М., 2009. – С. 675–678.
  35. Филиппова Г.Г. Психологические особенности мужчин с нарушением сперматогенеза / Г.Г. Филиппова // Репродуктивные технологии сегодня и завтра: материалы ХХ ежегодной междунар. конф. РАРЧ (Нижний Новгород, 6–8 сентября 2010 г). – Н. Новгород, 2010. – С. 47–48.
  36. Филиппова Г.Г. Психология материнства. Концептуальная модель / Г.Г. Филиппова. – М.: Ин-т Молодежи, 1999. – 286 с.
  37. Филиппова Г.Г. Психология материнства: учеб. пособие / Г.Г. Филиппова. – М.: Изд-во ин-та психотерапии, 2002. – 240 с.
  38. Филиппова Г.Г. Психология материнства: сравнительно-психологический анализ: автореф. дис. … д-ра психол. наук: 19.00.01 / Г.Г. Филиппова. – М., 2000. – 48 с.
  39. Филиппова Г.Г. Психосоматический подход к нарушению репродуктивной сферы человека / Г.Г. Филиппова // Репродуктивные технологии сегодня и завтра: материалы XV междунар. конф. РАРЧ (Чебоксары, 8–10 сентября 2005 г): тезисы докл. – Чебоксары, 2005. – С. 94–95.
  40. Хайнд Р. Поведение животных / Р. Хайнд; пер. с англ. – М.: Мир, 1975. – 856 с.
Ближайшие курсы
2-3-4 июня |  Москва
Скидка до 1 мая!
Семинар направлен на формирование базовых умений психологической работы с семейными (супружескими и детско-родительскими) проблемами. Программа включает теоретическую подготовку, отработку практических навыков в ходе тренинга, разбор клинических случаев, по запросу участников — супервизии.
12-13-14 мая |  Москва
Действует скидка до 1 мая!
Для психологов, имеющих опыт работы в других областях психологии, начинающих консультативную деятельность, а также, просто желающих повысить свою профессиональную компетенцию.
© 2004—2017 АНО «Родительский Дом»
© 2004—2017 Научно-методический проект «Перинатальная психология» Psymama.ru
       Psymama.ru
●  О Центре
●  Наши специалисты
●  Консультации
●  Контакты
●  Наши партнеры
Образовательные программы
●  Повышение квалификации
●  Авторские семинары
●  Аспирантура МГППУ
●  Магистратура МГППУ
Запись на курсы
●  По телефону: +7 (495) 772–69–26
●  WhatsApp: +7 (926) 402–71–97
●  Через онлайн-форму
●  По email: info@psymama.ru
●  Организационные вопросы и ответы
Подпишитесь на анонсы курсов и новости Центра
Email рассылки Блог Psymama.ru Страница Psymama на facebook Psymama ВКонтакте