АНО "Родительский Дом"
О проекте  | Cпециалисты  | Контакты  Запись на курсы:  онлайн-форма  |  +7 (495) 772–69–26
Перинатальная психология
для специалистов
Образовательные программы по перинатальной психологии Образовательные программы по раннему возрасту Специальные программы
     |   |   |   |   |   
     

Подписаться на новости по перинатальной психологии

Школа для Пап и Мам
Школа для Пап и Мам
Планирование беременности. Курсы подготовки к родам. Психологические консультации.

ОСОБЕННОСТИ ФОРМИРОВАНИЯ РОДИТЕЛЬСКОЙ СФЕРЫ ЛИЧНОСТИ У ДЕТЕЙ, ВОСПИТЫВАЮЩИХСЯ В УСЛОВИЯХ ДЕТСКОГО ДОМА

«Перинатальная психология и психология родительства», 2008, № 1, С.92–99

Шубина А.С.


Статья посвящена проблеме готовности выпускников детских домов к принятию родительских ролей. В статье обобщены данные оп­росов воспитанников детских домов различных регионов России об их взглядах на будущую роль родителей. Также в статье приведен анализ трудностей молодых родителей, которые являются воспитанниками детского дома. Рассмотрены инновационные модели постинтернатной адаптации, которые позволяют наиболее эффективно формировать ро­дительскую сферу личности у воспитанников детского дома.

Ключевые слова: социальные сироты, постинтернатная адаптация, родительская сфера личности, внутренняя позиция родителя, родитель­ские роли, семейный центр, патронат.

Одной из наиболее важных социальных проблем современного российского общества остается сохранение практически во всех регио­нах большого количества детей — социальных сирот. Так, по офици­альным данным, в России насчитывается около 850 тысяч детей-сирот, из которых 760 тысяч — социальные сироты. По данным неправитель­ственных организаций, в России порядка двух миллионов бездомных детей [1].

При такой ситуации остается актуальной задача постинтернатной адаптации выпускников детских домов, их сопровождения при вступ­лении во взрослую жизнь. Подростку, вышедшему из стен детского дома, придется решать много сложных задач, связанных с жилищным устройством, организацией собственного быта, профессиональным обучением или трудоустройством, поиском и выбором спутника жиз­ни. В перспективе юношам и девушкам из детских домов нужно будет строить собственную семью, выполнять супружеские и родительские функции. На сегодняшний день в нашей стране создаются и довольно успешно функционируют центры постинтернатной адаптации, однако российский опыт работы с выпускниками интернатных учреждений свидетельствует о том, что оказываемая помощь затрагивает в первую очередь жилищный вопрос, а также проблему профориентации, обуче­ния и трудоустройства подростков и бытовые проблемы планирования бюджета. Однако в гораздо меньшей степени центры постинтернатной адаптации способны подготовить подростка к будущей семейной жизни и выполнению роли родителей. Но стоит отметить, что для вы­пускников детского дома решение именно этих задач может оказаться наиболее сложным, а неудачи в решении этих наиважнейших жиз­ненных задач могут привести к тому, что Россия получит новую волну социальных сирот. Таким образом, в качестве одного из актуальных и недостаточно проработанных пока направлений постинтернатной адаптации воспитанников детских домов можно выделить формиро­вание у них родительской сферы личности.

В психологии родительство рассматривается как интегральное психологическое образование личности (отца и/или матери), вклю­чающее совокупность ценностных ориентации родителя, установок и ожиданий, родительских чувств, отношений и позиций, родительской ответственности и стиля семейного воспитания [5].

Не менее важным при анализе феномена родительства является понятие «внутренняя позиция родителя». Родительская позиция — интегративная характеристика, отражающая совокупность эмоциональ­ного отношения родителя к ребенку, восприятие ребенка родителем и способов поведения с ним. Родительская позиция как совокупность установок родителей существует в трех планах: эмоциональном, ког­нитивном и поведенческом и характеризуется адекватностью (в от­ношении восприятия), прогностичностью и гибкостью (в отношении поведенческого компонента). Таким образом, родительская позиция рассматривается не столько с точки зрения функций, выполняемых родителями, сколько с точки зрения принятия мужчиной и женщиной новых социальных ролей — отца и матери. Если эти роли не приняты, то выполнение неизбежных родительских функций вызывает раздра­жение или апатию, что негативно сказывается на состоянии и разви­тии ребенка [3].

Насколько успешно выпускникам детских домов удается принять родительскую позицию и выполнять родительские роли, и каким обра­зом происходит у них формирование родительской сферы личности?

Опрос девочек-воспитанниц детского дома показал представле­ние о своей будущей материнской роли: большинство девочек уверены в том, что рождение детей уместно только в браке (74%). Однако 20% считают это условие необязательным, и только 6% допускают рож­дение детей без семьи. Почти все девочки считают, что дети должны воспитываться в полных семьях, лишь 6% считают достаточным для воспитания одного из родителей. Подавляющее большинство девочек полагают, что рождение детей должно быть запланированным, 7% допускают незапланированное рождение детей.

Желаемый возраст для рождения первого ребенка составляет 16— 30 лет. Почти половина девочек (42%) желают родить первого ребенка в 20–22 года, 36% — в 23–25 лет, после 25 лет — 11%, до 20 лет — 8%.

Идеальное (должное) число детей в семье, которое называют под­ростки, не совпадает с желаемым их числом. Большинство девочек (59%) считают идеальным наличие двух детей в семье, 24% — одного ребенка, 12% — трех, и 5% — четырех детей. Желаемое число детей в семье, по мнению 59% девочек — два ребенка, 38% девочек — один ребенок, 9% — трое детей. Желаемое число детей более трех не было указано ни одной девочкой.

Таким образом, репродуктивные установки девочек, оставшихся без попечения родителей, несмотря на проживание и воспитание в де­тских домах и интернатах, характеризуются стремлением планировать беременность, желанием рожать и воспитывать детей в полной семье, в браке, ориентацией в будущем на средне- и малодетную семью [6]. Однако такие обнадеживающие результаты получаются только в том случае, когда подросткам ясна цель исследования и они могут давать на вербальном уровне осознанные ответы, которые могут иметь соци­ально желательное содержание. Как только исследователи прибегают к более завуалированной постановке вопроса, результаты кардинально изменяются.

Так, М.Б. Богатырева в диссертационном исследовании изучила образ Я подростков, проживающих и воспитывающихся вне семьи, применяя проективное сочинение «Я в будущем». Среди подростков, воспитывающихся вне семьи, только 2% опрошенных упомянули наличие у себя семьи в будущем, тогда как среди подростков, воспи­тывающихся в семье, этот показатель составил 38%. Характерно, что среди детей из детского дома в своем сочинении никто не применил относительно себя в будущем слова «мать» или «отец». Так, если сре­ди подростков, воспитывающихся в семье, 20% в своих сочинениях указали на наличие у себя детей в будущем, то ни один подросток из детского дома не написал об этом [2].

Т.И. Юферева, Е.А. Сергиенко, А.Н. Пугачева исследовали пред­ставления подростков из школы-интерната и массовой школы о современных мужчинах и женщинах. Подростки из массовой школы выделяют как наиболее значимые для мужчины роли отца и мужа, у воспитанников школы-интерната эти характеристики встречаются крайне редко. На первый план выходят характеристики отношения к другим людям и описание особенностей внешности. Представления о совре­менной женщине у подростков из школы-интерната строятся в той же логике, что и образ мужчины: описываются характер, отношения к дру­гим людям, внешность. Описание женщины как матери отходит на вто­рой план. Главной причиной подобной ситуации исследователи считают отсутствие у подростков адекватных образцов для идентификации.

Различаются представления девочек-подростков о будущем ре­бенке и будущей семье. Девочки из семьи планируют стать матерью в 22–24 года, в то время как девочки-сироты — в 20–22 года. Это, по мнению авторов, говорит о большей ответственности первых. Хотя на сознательном, вербальном уровне девочки из обеих групп высказы­вали желание иметь детей, в рисунках проявились другие установки. Рисунки 50% девочек из интерната свидетельствуют о неосознанном отвержении и игнорировании ребенка, тогда как у девочек из семьи этого не обнаружено. Так как многие авторы отмечают, что модели тендерного поведения девочек из интерната построены по принципу гиперкомпенсации, можно предполагать, что у них могут иметь место неконструктивные мотивы рождения ребенка [7].

Обобщая все вышесказанное, можно отметить, что подростки, воспитывающиеся вне семьи, способны на вербальном уровне де­монстрировать социально желательное представление о ролях отца и матери, но у многих из них проявляется неосознанное отвержение родительской роли. Кроме того, часто рождение ребенка в будущем может побуждаться деструктивными эгоистическими мотивами по­лучения от ребенка той любви, которая не была получена в детстве от собственных родителей.

Проанализируем исследования, связанные с реальной реализа­цией выпускниками детских домов родительской роли.

В 2004 г. специалистами Республиканского центра социальной помощи семье и детям (Коми) было проведено республиканское социо­логическое исследование, целью которого было изучение социально-экономического положения молодых семей, где один или оба супруга являются выпускниками интернатных учреждений. Выпускники сиротских учреждений начинают свою семейную жизнь, как правило, с так называемого гражданского брака. Из общего числа опрошенных 58% составляют молодые семьи с детьми, из них 84% — семьи с одним ребенком, 15% — с двумя детьми, 1% — семьи с тремя и более детьми.

38% респондентов, имеющих детей, испытывают трудности в их воспитании. Из них 49% связывают это с нестабильным материаль­ным положением, 28% — с плохими жилищными условиями, 10% -с недостаточным уровнем педагогической подготовки, 7% — с часты­ми семейными конфликтами. Согласно результатам исследования, 20% респондентов считают, что ответственность за будущее детей ле­жит на государстве, а подавляющее большинство (80%) уверены, что об этом должны позаботиться родители.

Специалисты социальной сферы, работающие в городах и сельских районах, отмечают, что сироты чаще всего появляются в одних и тех же семьях. 14% опрошенных являются детьми родите­лей, которые также относятся к категории выпускников сиротских учреждений, но 84% к таковым не принадлежат. Таким образом, седьмая часть респондентов является вторым или третьим поколе­нием сирот.

64% семей, в которых один или оба супруга — выпускники интер­натных учреждений, нуждаются в материальной поддержке, 28% — в помощи в трудоустройстве, 24% — в бытовой помощи, 10% — в юриди­ческой, 10% — в медицинской помощи, 13% респондентов отметили, что в помощи не нуждаются [4].

Опрос выпускников детских домов, проведенный благотвори­тельным центром «Соучастие в судьбе» (г. Москва), показывает, что че­рез шесть лет после выпуска женаты (замужем) 17,4%, удовлетворены своей семейной жизнью только 15% из них, не создали семью 66,2% выпускников, 9,95% обращений составляют одинокие матери, 77,5% семей не имеют детей [8].

Проанализировав данные показатели, можно сделать вывод, что при наличии существенных региональных особенностей, есть и не­которые общие проблемы: значительная часть выпускников детских домов испытывают трудности в реализации родительской роли, но при этом не стремятся обращаться за помощью в этом вопросе.

Одной из главных причин трудностей в выполнении родитель­ских функций бывшими выпускниками детских домов может быть отсутствие модели родительского поведения как таковой. Одной из социальных детерминант развития и проявления родительской любви является детский опыт взаимодействия с собственными роди­телями. Эмоциональное содержание детства родителя оказывает вли­яние на его отношение к своим детям (А. Адлер, 3. Фрейд, К. Хорни, К.Г. Юнг). В последующем, когда человек сам становится родителем, вытесненные переживания детства усиливаются, определяя при этом стиль его отношения к ребенку и особенности взаимодействия с ним.

По мнению А.С. Спиваковской, когда ребенок сам становится родителем, его индивидуальный жизненный опыт определяет отно­шение к собственному ребенку в настоящем. Родитель, адресуя свою любовь к ребенку, тем самым учит его любви к собственным детям. В этом проявляется так называемое научение родительской любви посредством демонстрации ее модели родителями. Опыт родитель­ской любви представляет собой то, что человек, будучи ребенком, усвоил, пережил в различных ситуациях взаимодействия с собствен­ными родителями.

Г.П. Предвечный выделяет три этапа формирования родительской любви на основе взаимодействия с собственными родителями:

интериоризация опыта — превращение внешнего воздействия со стороны родителя в факт сознания ребенка;

сохранение и аккумуляция превращенного внешнего воздействия в сознании ребенка;

экстериоризация опыта — превращение опыта родительской любви в действие (в момент становления родителем) [5].

Таким образом, анализ реально сложившейся ситуации приводит к необходимости пересмотреть некоторые существующие модели постинтернатной адаптации, сделать больший акцент на подготовку выпускников детских домов к будущей семейной жизни и на фор­мирование у них родительской сферы личности. На наш взгляд, в некоторых регионах России уже реализуются инновационные модели постинтернатной адаптации, которые способствуют решению выше­указанных задач.

Например, инновационная модель постинтернатной адаптации «Семейный центр» реализуется во Владимирской области: в настоя­щее время здесь создано пять семейных центров. Основные задачи семейного центра — создание социально-педагогической среды, обеспечивающей психологический комфорт и социальную поддержку выпускникам; индивидуальное комплексное сопровождение про­цесса постинтернатной адаптации, проведение его диагностики и коррекции.

Семейный центр — это структурное подразделение детского дома, однако он отличается от интернатного учреждения. Время нахождения воспитанника в центре может составлять от нескольких месяцев до че­тырех лет, что определяется степенью социальной адаптации ребенка и готовностью к самостоятельной жизни. В роли воспитателей вы­ступают семейные пары. В основе организации центра лежит модель многодетной семьи, что облегчает процесс интеграции выпускников в общество.

Процесс адаптации в условиях семейного центра индивидуален. Она обусловлена психологическими особенностями ребенка, уровнем его физического развития и проявляется в темпе адаптации. Индиви­дуальный темп постинтернатной адаптации определяет срок пребыва­ния воспитанников в семейном центре.

Эффективность данной модели проявляется в динамике таких показателей, как эмоциональный комфорт и самоорганизация (само­контроль, самоопределение, самодетерминация). В долгосрочной перспективе можно говорить о следующих показателях успешности: соблюдение уголовной и общественной нормативности, неупотреб­ление химических веществ, повышенная учебная мотивация, четкие семейные установки.

Другая модель постинтернатной адаптации в условиях семейного воспитания — полный патронат для старших воспитанников и выпуск­ников детского дома.

Эта модель разрабатывается и реализуется на базе детского дома г. Камешково Владимирской области. В семьи размещаются по одно­му-два ребенка в возрасте 13–18 лет. Подростки попадают в них за два-три года до выхода из детского дома и остаются еще на год-два после выпуска. Процесс первичной адаптации (первый год обучения в ПТУ и колледжах) у них был эффективнее, чем у выпускников этого детского дома, воспитывавшихся в интернатной группе, по следующим пока­зателям: снижение уровня конфликтности, расширение социальной сети взаимодействия, преобладание оптимистического настроения, стабильность академических показателей, здоровый образ жизни. Улучшение эмоционального фона, развитие чувства сопереживания, ответственности и доверия у выпускников интернатных учреждений отмечают и руководители программ, в которых присутствует семейный компонент [2].

Литература

1.АльшанскаяЕ.Ненужные дети. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.rustana.ru/article.php?nid=972.

2.Богатырева М.Б. Психологические особенности «образа Я» подрост­ков, проживающих вне семьи: дис. канд. психол. наук. М., 2007.

3.Захарова Е.И.,Строгалина А.И. Особенности принятия родительской позиции у матерей младенцев // Перинатальная психология и психология родительства. 2006. № 2. С. 28–38.

4.Ладохина Л.В. Проблемы семей выпускников интернатных учреждений //Детский дом. 2007. № 2. С. 25–32.

5.Овчарова Р.В. Психология родительства. М., 2005.

6.Пискунова Г.В., Артымук КВ., Янко Е.В. Репродуктивные установки де­вочек, оставшихся без родительского попечения, воспитывающихся в детских домах и интернатах [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.gkb3.ru/document.php?id=555.

7.Прихожан А.М., Толстых Н.Н. Психология сиротства. Дети без семьи. М.: Питер, 2007.

8.Семья Г.В. Основы психологической защищенности детей, оставшихся без попечения родителей: дис. д-ра психол. наук. М., 2004.

Ближайшие курсы
15-16 июля |  Москва
Данный семинар готовит специалистов для ранней диагностики нарушений развития детей младенческого и раннего возраста и дальнейшей успешной коррекционно-развивающей работы.
2 июля |  Москва
Данный семинар организован для психологов, социальных работников и представителей других специальностей, ведущих групповую и индивидуальную работу с беременными женщинами, работающих в учреждениях родовспоможения, занимающихся сопровождением в родах. Цель: ознакомление с основами акушерской физиологии и патологии, формирование адекватного представление о ведении перинатального периода.
1 сессия: сентябрь, 2 сессия: октябрь |  Москва
Действует скидка для иногородних!
Для практических психологов и студентов старших курсов а также врачей, акушерок, социальных работников и педагогов. Обучение проводится в 2 сессии, общая продолжительность 2 недели.
© 2004—2017 АНО «Родительский Дом»
© 2004—2017 Научно-методический проект «Перинатальная психология» Psymama.ru
       Psymama.ru
●  О Центре
●  Наши специалисты
●  Консультации
●  Контакты
●  Наши партнеры
Образовательные программы
●  Повышение квалификации
●  Авторские семинары
Запись на курсы
●  По телефону: +7 (495) 772–69–26
●  WhatsApp: +7 (926) 402–71–97
●  Через онлайн-форму
●  По email: info@psymama.ru
●  Организационные вопросы и ответы